Журнал «Эковестник», №1 • 2018 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Дмитрий Кобылкин: «Россия форсирует внедрение современных экологических стандартов»

Бюджет национального проекта «Экология» составляет 4 триллиона рублей. Из них более 3 триллионов — внебюджетные источники, в основном привлеченные по линии внедрения наилучших доступных технологий

14.01.2019

Выезд на полигон ТКО «Кучино»

В Правительстве РФ состоялась защита национального проекта «Экология». О том, какие задачи он призван решить, а также о приоритетных направлениях в сфере экологической политики России, неотложных мерах по переработке твердых бытовых отходов и особенностях привлечения инвестиций в экологические проекты «Эковестнику» рассказал министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий КОБЫЛКИН.

Справка

Бюджет национального проекта «Экология» составляет 4 триллиона рублей. Из них более 3 триллионов — внебюджетные источники, в основном привлеченные по линии внедрения наилучших доступных технологий.

— Дмитрий Николаевич, какие проблемы в сфере экологии и охраны окружающей среды сегодня наиболее актуальны для России? Какими способами вы намерены их решать?

— Основные экологические проблемы четко прописаны в национальном проекте «Экология», рассчитанном до 2024 года. Наш ориентир — указ президента, который впервые на таком высоком государственном уровне поставил экологию в ряд стратегических приоритетов. Реализация проекта затронет пять направлений, таких как: «Вода», «Воздух», «Отходы», «Биоразнообразие» и «Технологии».

Безусловно, чувствительной и требующей скорейшего урегулирования является система управления отходами производства и потребления. В первую очередь мы будем ликвидировать объекты накопленного вреда, полигоны твердых бытовых отходов и несанкционированные свалки. Параллельно нужно создавать новую для нашей страны отрасль сбора, сортировки и переработки отходов. Важным звеном в этой цепи должен стать гражданин и его настрой сортировать мусор у себя дома. Люди к этому уже готовы. По своим детям вижу — сортируют.

Сейчас главное — строительство новых объектов, запуск работы региональных операторов, формирование связанной инфраструктуры. В нацпроекте уделено внимание и опасным отходам производства. С 1 января 2019 года все должно заработать. Понятно, что потребуется время на возведение всей цепи, но нужно перестраиваться на современные стандарты. Европе понадобилось тридцать лет, чтобы выстроить систему, России предстоит форсированно пройти этот путь. Наши дети не простят нам жизнь на горах мусора.

— Как вы считаете, справитесь с задачей?

— Это вопрос ко всем нам. У нас нет других вариантов. Указ Президента России для меня и ведомства — приказ.

— Какие еще направления получили государственную значимость в национальном проекте?

— Можно отметить проект «Чистая вода», в рамках которого ведется очистка Волги, Байкала и других уникальных акваторий России. Наша цель — обеспечить население страны чистой питьевой водой, модернизировать очистные сооружения. Этот блок работы реализуем совместно с Минстроем России под контролем Роспотребнадзора.

Значительные изменения произойдут в лесной отрасли. В сегменте лесовосстановления мы установили высокую планку: на один гектар вырубленного леса надо высадить столько же саженцев. Защита от природных пожаров, обновление и обеспечение спецтехникой лесников, укрепление материально-технической базы — все это тоже предусмотрено проектом. Кроме того, будут созданы новые особо охраняемые природные территории и экологические маршруты. Для крупных промышленных компаний предусмотрены серьезные экологические обязательства в виде перехода на современные доступные технологии. В противном случае им придется платить внушительный экологический сбор. Отмечу, что эти выплаты вернутся в бюджет региона в качестве субсидий на строительство объектов экологического назначения.

Значительные показатели предусмотрены нацпроектом по очистке воздуха. Практически вся работа по проекту нацелена на повышение качества и продолжительности жизни россиян. Исполнение задачи, поставленной президентом и председателем правительства страны о долголетии россиян в возрасте 80+ находится в прямой зависимости от экологического благополучия.

Если говорить не только о нацпроекте в приоритетах работы, то значимой ее частью являются такие направления, как недропользование, геологоразведка, гидрометеорологические наблюдения, арктические задачи. И вновь напомню поручение президента в другом контексте значения 80+, а именно повышение грузоперевозки по Северному морскому пути в 80 с лишним миллионов тонн.

— Какая миссия возложена на Минприроды в части СМП?

— Стоит задача увеличения грузопотока по СМП в десять раз к 2025 году, до 80 миллионов тонн. Сделать Севморпуть «глобальной конкурентной транзитной артерией» можно, учитывая перспективы проектов по производству СПГ и имеющиеся запасы Арктической зоны Российской Федерации (запасы составляют: 7,3 миллиарда тонн — по нефти, 2,7 — по конденсату и порядка 55 триллионов кубов газа. — Прим. ред.).

Да, сегодня можно добраться не ко всем месторождениям, но в своей работе мы учитываем перспективы развития транспортной инфраструктуры. К слову, не только нефть и газ могут составить грузовую основу Севморпути. Арктическая земля также богата твердыми полезными ископаемыми, среди которых уголь, медь, свинец, цинк, олово, золото, алмазы, серебро, платиноиды, редкоземельные металлы. С точки зрения грузооборота наибольший интерес могут представлять месторождения угля западной части Таймыра.

Конечно, обеспечение безопасной проходки судов зависит от надежных сводок и гидрометеоинформации. В настоящее время для подготовки прогнозов используются данные наземной системы Росгидромета, только в Арктической зоне 128 станций. Применяем сведения, полученные с помощью восьми российских и шести иностранных спутников, а также результаты морских экспедиционных исследований.

— Принятие каких законов в области экологии вы намерены инициировать в первую очередь?

— Сразу поясню свою позицию — я против написания законов в тиши кабинетов за закрытыми дверями. Все инициативы должны исходить от экспертного сообщества и отражать жизненные реалии, нести реальную пользу, а не создаваться ради галочки. Поэтому Минприроды открыто для обсуждений и новых законопроектов.

В целом у нас принята вся необходимая нормативно-правовая база для перехода на новую систему обращения с отходами, приняты законы о внедрении наилучших доступных технологий, ответственности за их отсутствие. Вступили в действие законы о лесовосстановлении и угольной промышленности. Крайне важным является законопроект о формировании федеральной системы управления опасными отходами (I–II класса опасности. — Прим. ред.). Опасные отходы требуют отдельного регулирования по аналогии с химическими и радиоктивными. Это невероятно, но сегодня в стране действует только одно предприятие, где элементы питания утилизируются с применением современных технологий, а ведь захоронение таких отходов на обычных полигонах или их вывоз на свалки наносит ущерб почве и водным объектам. Мы подготовили соответствующий законопроект, в конце года он будет внесен в Госдуму.

— Как обстоит ситуация с привлечением инвестиций в экологические проекты? За счет каких механизмов государство стимулирует этот процесс?

— Считаю, что у нас уже сформировано экологическое промышленное сознание, и Минприроды России в этой части может стать министерством инвестиций. Механизмы есть, они применяются и работают; инвестиционные программы предприятиями разработаны, компенсационные мероприятия регионам, по крайней мере от крупных компаний, выполняются в полном объеме. Экологические платежи побуждают находить технологии и вкладывать средства в модернизацию производства, иначе как альтернатива — высокая плата за негативное воздействие. Причем для определенной категории компаний сбор будет значительно более тяжелой нагрузкой, чем перевооружение. Есть механизмы и для стимулирования геологоразведки.

— Нуждается ли экологическая политика России в корректировке?

— Безусловно, и в этом направлении многое делается. Доказательство тому — формирование на государственном уровне национального проекта «Экология». Год экологии, проведенный в 2017 году по поручению президента, показал необходимость объединения усилий власти, бизнеса и общества. В рамках приоритетных проектов мы не ограничимся планами, намеченными до 2024 года, — появятся новые проекты, которые будем реализовывать с по­мощью крупного бизнеса. Мы еще не занимались вплотную накопленным ущербом, да и по внедрению системы управления отходами несколько отстали от ряда стран, но все поправимо. В частности, планируем привлекать механизмы государственно-частного партнерства — бизнес готов разделять ответственность, проявлять социальную ответственность. Кроме того, сформирована система жесткой ответственности компаний за нарушение требований экологических норм. Надеюсь, что и граждане откликнутся и поддержат перемены.

— Сегодня активизировалась работа по разработке проектов на Крайнем Севере. Как оцениваете результаты «большой уборки» в Арктике?

— За пять лет мы вывезли порядка 40 тысяч тонн мусора с арктических территорий, рекультивировали 270 гектаров земель. Очищены от отходов остров Врангеля, архипелаг Шпицберген, Земли Франца-Иосифа и Александры, поселок Амдерма в Ненецком автономном округе. Начата чистка свалки судов вдоль побережья Кольского залива в Мурманской области. Минобороны России организовало вывоз 10 тысяч тонн лома. Отрадно, что северные арктические регионы активно включились в этот процесс. Например, на Ямале к очистке острова Белый мы привлекли нефтегазовые компании, волонтеров из разных стран, а затем совместно взялись за очистку острова Велькицкого. Отмечу, все работы велись и ведутся за счет привлеченных, а не бюджетных средств — нефтегазовые компании сами заинтересованы в такой «генеральной очистке».

— Вернемся к теме совершенствования системы обращения с отходами. Имеет ли право на существование мусоросжигательный бизнес в России?

— Мусоросжигающие заводы воспринимаются в нашей стране не так, как во всем мире, пугают одним своим названием и ассоциируются у граждан с негативным воздействием. Мы объясняем, что такая технология предусматривает предварительную сортировку, в результате которой полезные компоненты изымаются и направляются на переработку. В итоге старые шины становятся материалом для дорог, пластик — пригодным для повторного использования в разных целях. Кроме того, при сжигании на заводах вырабатывается полезная энергия, в мире ее широко используют. Например, в Токио такое производство стоит в центре города рядом с большим спортивным комплексом, который использует энергию этого завода. Подобная установка будет работать в тестовом режиме в Московской области на полигоне Кучино и сможет питать ближайший район.

Повторюсь, должен заработать закон об отходах. Национальный проект этой большой реформе поможет. Требование о том, что переработка должна стать приоритетнее захоронения, нужно исполнять.

Переход на новую систему уже откладывали два года назад, больше никакие отговорки от регионов не принимаются. С 1 января 2019 года процесс будет запущен, и, думаю, мы довольно быстро поймем, нужно ли ужесточать требования к региональным операторам. На данный момент все операторы на территориях выбраны, требования сформулированы, тарифы проходят последние коррективы.

Нет сомнений, что общественный контроль, который в России сформирован практически на профессиональной основе, подскажет, где «подкрутить гайки». Но прежде всего нужно дать бизнесу начать работу. Тем более этот путь совершенствования системы обращения с отходами мы будем проходить все вместе — власть, общество и бизнес. Без иллюзий сообщу, что у всех разная степень готовности и скорость реализации задач будет разной, но идем мы к одной цели.

Подготовила Анна ГЕРОЕВА

Фото: Юлиан Викторов


Понравился материал? Поделитесь с коллегами

Свежий номер «»

«Эковестник» №2 • 2019

Читать Подписка

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.