Журнал «Эковестник», №2 • 2019 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Владимир Бурматов: «Эколог — это не просто профессия, а состояние души»

По мнению депутата, переработка мусора может стать экономически выгодным бизнесом, а собираемость экологического сбора можно повысить в разы.

В сфере экологии множество проблем. Ежегодно к имеющимся вызовам добавляются новые, реагировать на них нужно оперативно, четко, адекватно — именно так действует профильный комитет Госдумы. Кажется, нет такого вопроса, который бы не был взят на контроль депутатами. Большая заслуга в этом председателя Комитета Государственной думы по экологии и охране окружающей среды Владимира БУРМАТОВА. В интервью «Эковестнику» он поделился своим мнением относительно создания отрасли переработки ТКО, прокомментировал стартовавшую в России мусорную реформу и обратился к тем, кто каждый день трудится «на передовой».

Переработка отходов — рентабельный бизнес

— Владимир Владимирович, по словам президента, до 2024 года в России должно быть построено 200 современных заводов по переработке мусора. В настоящее время действуют 117 предприятий по сжиганию отходов, но только 38 заводов работают по сравнительно современным технологиям. Каким образом можно привлечь бизнес в создание отрасли по переработке ТКО?

— На мой взгляд, главным стимулом для бизнеса должно стать увеличение доли раздельно собираемых отходов: заводы по переработке отходов будут рентабельными тогда, когда удастся наладить потоки раздельно собранного мусора. Если этого не сделать, заводы будут простаивать. На сегодняшний день существует более 80 заводов по переработке отходов — пластика, бумаги, металлов, но они загружены всего на 30–40 процентов из-за недостаточного объема раздельно собираемого мусора. А ведь переработка мусора может стать экономически выгодным бизнесом. Для этого необходимо выделить потоки собранных раздельно отходов — сухой макулатуры, чистого пластика, стеклобоя.

Организовав раздельный сбор отходов, также решим еще одну задачу, поставленную президентом, — доля обработанного мусора в ближайшие годы должна вырасти с нынешних 8 до 60 процентов. Для этого необходимо активное участие регионов. Сейчас, по нашей информации, всего в 20 процентах субъектов, то есть в каждом пятом, в территориальных схемах предусмотрен раздельный сбор мусора, остальные пока не задумываются об этом.

— Какой объем средств будет выделен из федерального бюджета для создания новой отрасли?

— Новая отрасль создается не только на бюджетные деньги. Переработка отходов — рентабельный, выгодный бизнес, и если инвесторы увидят экономическую целесообразность, увидят, что нет проблем с сырьем, они придут в эту сферу и вложат в нее средства. Откровенно говоря, строить завод, который будет простаивать только потому, что регион не может внедрить систему раздельного накопления отходов, невыгодно, поэтому важно создать условия для того, чтобы эта система полноценно заработала. Инвестор рассуждает так: «Зачем мне приходить в эту сферу, если загрузить мои мощности все равно не смогут? Вместо макулатуры придется перерабатывать другое сырье, например древесину, а мне это неинтересно».

— На каких условиях государство должно работать с бизнесом? Стоит ли предусмотреть возможность заключения контрактов или концессионных соглашений?

— Это задача губернаторов, они могут применять достаточно гибкие инструменты государственно-частного партнерства и другие современные форматы взаимодействия.

Необходима финансовая мотивация

— Владимир Владимирович, как бы вы оценили первые результаты мусорной реформы и как прокомментируете заявление лидера «Справедливой России» Сергея Миронова о необходимости ее заморозки?

— 60 субъектов РФ полностью перешли на новую систему обращения с отходами, еще 10 — частично. Учитывая, что только 15 субъектов пока не вошли в реформу, замораживать ее для тех регионов, которые уже реализуют ее и видят в этом экономическую целесообразность, на мой взгляд, не самая лучшая идея. Хочется отметить: среди регионов, оставшихся в стороне от реформы, есть те, кто до последнего был уверен, что ее вновь отложат, перенесут, и поэтому не занимался этим вопросом. В некоторых же регионах была проведена предварительная подготовка: выбран региональный оператор, утверждены тарифы и нормативы накопления, но, когда дело дошло до запуска реформы, они взяли отсрочку. Это, кстати, абсолютно незаконно: есть варианты отсрочки реформы на год, но это должно быть связано с объективными факторами — к примеру, если региональный оператор обанкротился или в труднодоступной «мусорной зоне» никто не заявился на конкурс из-за отсутствия экономического стимула. В таком случае эти функции должны возлагаться на муниципальные предприятия, бюджетные учреждения, госпредприятия.

Уже сейчас можно посмотреть первые результаты реформы, что удалось или не удалось, и, исходя из этого, принимать меры, которые могли бы, с одной стороны, повысить эффективность мероприятий, с другой — застраховать от ошибок. Например, с точки зрения повышения эффективности мероприятий приоритетным направлением является стимулирование раздельного сбора мусора. Как это осуществить на практике? Считаю, стимулировать нужно рублем, то есть возвращать гражданам, собирающим мусор раздельно, часть средств, уплаченных ими за обращение с отходами.

— Реально ли отслеживать каждого гражданина?

— Конечно. Как правило, раздельный сбор осуществляется не поквартирно — региональный оператор оборудует контейнерами для раздельного сбора несколько кварталов. При этом важно определить механизм возврата средств, ведь гражданин платит за вывоз отходов, но для регионального оператора раздельно собранный мусор становится ресурсом, который он продает за деньги. Представляется логичным, если часть этих денег вернется к тем, кто постарался и собрал мусор раздельно.

Второй важный момент. Можно дифференцировать нормативы накопления отходов, в том числе для тех, кто раздельно собирает мусор, потому что опять-таки на полигон везется не весь объем, а лишь часть. Таким образом, можно создать финансовую мотивацию к осуществлению раздельного сбора.

Дальше. Необходимо проработать схему, когда оплата будет по фактическому объему накопленных отходов, а не по нормативу накопления, то есть будет учитываться, сколько гражданин реально накопил отходов, за столько он и должен платить. Должны быть предусмотрены меры социальной поддержки отдельных категорий граждан и льготы при оплате коммунальной услуги, как это было раньше в рамках жилищной услуги.

Кроме того, на мой взгляд, есть возможность сократить транспортное плечо в тарифе. Анализируя территориальные схемы некоторых регионов, невооруженным взглядом заметно, что там мусоровозы наматывают сотни километров, хотя расположение полигонов позволяет сократить эти расстояния весьма существенно. В таких регионах в структуре тарифа транспортные расходы занимают порядка 65 процентов, это финансовое бремя можно уменьшить, проверив экономическую целесообразность установленных сегодня тарифов. Запросы, сделанные нами выборочно по ряду регионов, привели к тому, что ФАС оспорила и отменила установленные там тарифы в виду включения в них экономически нецелесообразных и даже не предусмотренных законодательством РФ расходов.

— Могли бы привести в пример конкретные регионы, наиболее «отличившиеся» в плане установления тарифов?

— Понимаете, разграничение тарифов на высокие и невысокие — субъективный момент. Есть территории, где тарифы высокие не потому, что так захотела региональная власть, а потому, что там, как, например, на Дальнем Востоке, транспортное плечо до полигона составляет 600–700 километров. Другое дело, что есть регионы, где завышенные тарифы ничем не объясняются, это просто «хотелки» регионального оператора. Поэтому нужно рассматривать каждую ситуацию отдельно и, исходя из нее, делать выводы об обоснованности тарифа.

— Удалось ли навести порядок с двойными оплатами?

— Проведенный нами мониторинг показал: в январе и феврале в 30 регионах РФ зафиксированы факты выставления двойных платежек, когда при появлении новой коммунальной услуги — вывоз ТКО из жилищной услуги этот платеж не был исключен. Информацию о нарушениях мы передали в прокуратуру, сейчас по поручению генерального прокурора идут соответствующие проверки.

К гражданам должны прислушаться

— Мнения общественности относительно строительства мусоросжигательных заводов в регионах расходятся. Чье слово должно быть решающим?

— Строить или не строить завод, должны определять граждане. Законодательно механизм создан: понимая, насколько это спорный и зачастую конфликтный момент, мы обязали регионы согласовывать с населением строительство МСЗ и полигонов. К примеру, власти могут предложить рекультивировать полигон, но поскольку с отходами нужно что-то делать, то взамен должен быть построен мусоросжигательный завод. В этом случае они должны предложить конкретный проект МСЗ, допустим, шведский с нулевыми выбросами, дешевый и экологичный благодаря применению передовых технологий. Следовательно, услуга по вывозу отходов подешевеет, и человек будет платить не 150, а 100 рублей в месяц. Таким образом, граждане будут как-то замотивированы.

— А если они выступят против строительства МСЗ?

— В таком случае им должны предложить альтернативные варианты, к примеру, альтернативный полигон, мусоропереработка или вывоз мусора за пределы района или региона. Но это отразится на тарифах, поскольку увеличится транспортное плечо. Если люди согласятся платить больше, мусор будет вывозиться в другой регион, и уже другой муниципалитет получит деньги за его переработку.

Экологический сбор платят самые ответственные

— В начале года во время встречи с журналистами вы упоминали, что в России медленно внедряется расширенная ответственность производителя за утилизацию упаковки. Поясните, пожалуйста, с чем это связано?

37.png

— Это действительно большая проблема. Производители не заинтересованы в утилизации упаковки, для них это дополнительная финансовая нагрузка. Им выгоднее сохранить прежнюю схему, когда фактически речь идет о добровольном платеже, который можно не платить, ведь санкций за это не будет. По факту на данный момент экологический сбор уплачивают только десять процентов. Если бы была введена серьезная ответственность за неуплату экологического сбора, мы бы собирали не 3,5, а 35 миллиардов рублей. Эти деньги можно было бы направить в регионы РФ на создание мощностей по утилизации отходов.

— Расскажите подробнее о проекте «Чистая страна», который вы возглавляете. На каких направлениях в рамках него планируете сосредоточить внимание?

— Несмотря на то что проект стартовал не так давно — в декабре прошлого года, благодаря его активистам нам уже удалось вскрыть безобразия с двойными платежами за вывоз ТКО в регионах, выявить мошеннические схемы в виде скрытых платежей, когда цифра не отражается в платежке. Кроме того, серьезно занимаемся проблематикой рекультивации свалок и имеющихся полигонов, ликвидацией несанкционированных свалок, то есть контролем за тем, как выполняется поручение президента. В первом всероссийском субботнике «Чистая страна» приняли участие более миллиона человек в 80 регионах страны. Хотелось бы, чтобы наша работа в рамках проекта «Чистая страна» была прозрачной для граждан, чтобы они видели, какие меры принимаются, мероприятия проводятся, и могли бы оценить эффективность реализации проекта.

Экологам нужны дополнительные инструменты

— В недавнем интервью «Эковестнику» губернатор Ульяновской области Сергей Морозов отметил, что можно было бы разработать по аналогии с программой «Земский доктор» программу «Земский эколог» с выделением молодым отраслевым специалистам подъемных средств с обязательством отработки в районе не менее трех лет. Что вы думаете по этому поводу? Есть ли необходимость в запуске такой программы?

— Я считаю, что регионы, у которых есть потребность в кадрах для экологической сферы, могли бы самостоятельно реализовать эту инициативу. В целом по России ситуация разная: где-то ежегодно профильные университеты выпускают экологов, на таких территориях проблемы нехватки специалистов нет. Кто-то в это же время испытывает сложности из-за дефицита кадров — они могли бы обратиться к профильным факультетам и кафедрам, ведь выпускники ищут хорошую высокооплачиваемую работу и, думаю, если регион создаст необходимые условия, будут готовы к переезду.

— Достаточно ли у экологов, работающих на местах, инструментов для охраны окружающей среды?

— Нет. Им, безусловно, нужны дополнительные инструменты, одним из них мог бы стать закон об экологической информации. Поручение о его разработке президент дал еще в 2016 году, но оно до сих пор не выполнено, закон не внесен правительством в Госдуму. Это серьезная проблема, поскольку в данном документе должен быть обозначен тот объем экологической информации, который обязан находиться в открытом доступе, чтобы к нему могли обращаться экологические активисты, специалисты, эксперты, общественные инспекторы. Второй инструмент, которого пока тоже нет, — закон о контрольно-надзорной деятельности, он должен дать определенные полномочия общественным инспекторам, чтобы они четко знали, на что имеют право. Третий инструмент — сайт, куда будут поступать данные с автоматических приборов контроля и учета, которые 300 крупнейших предприятий-загрязнителей должны установить на трубы, осуществляющие выбросы и сбросы вредных веществ в атмосферу и в воду. Это позволит контролировать примерно 60 процентов вредных выбросов и сбросов. За создание такого ресурса отвечает Росприроднадзор.

39.png

Мы также работаем над запуском двух инструментов в рамках проекта «Чистая страна». Один, «Зеленая карта», позволит гражданам в режиме онлайн следить за реализацией национального проекта «Экология» на территории их субъекта РФ, а именно: как строятся очистные, как тратятся бюджетные деньги, в том числе можно будет оценивать коррупционные риски при их расходовании, какие мероприятия реализуются по рекультивации свалок, как работает регоператор, какие тарифы и нормативы накопления установлены. Второй ресурс, «Красная кнопка», также будет организован в формате интерактивной карты, где будут отмечаться точки экологической напряженности, где вырубаются леса, идет незаконное строительство заводов в природоохранной зоне или появилась несанкционированная свалка... Граждане смогут сигнализировать о каких-то экологических проблемах, бедах, катастрофах, а чиновники, установив специальное приложение, — наблюдать за ситуацией в своем субъекте и принимать меры для ликвидации очагов напряженности.

— Насколько нам известно, ваш комитет принял самое активное участие в решении вопроса со строительством на Байкале завода по розливу воды. Какова ситуация на данный момент?

— Сейчас строительство остановлено. Нам удалось запустить проверочные механизмы путем привлечения надзорных ведомств. По результатам проверок сделаны выводы о том, что выделение земли осуществлялось с нарушениями, разрешение на строительство также было выдано с нарушениями, публичные слушания и экологическая экспертиза происходили с нарушениями. Все это говорит о том, что строительство является не вполне законным. Данные факты были приняты во внимание судом, постановившим приостановить строительство завода до окончания проведения проверочных мероприятий. Ко всему прочему, Таловские болота, где наблюдаются розливы нефтепродуктов, являются местом дислокации краснокнижных птиц, отдыхающих там перед перелетом. Следовательно, по нашему мнению, планирующаяся стройка может нанести серьезный ущерб экологической системе Байкала. Мы держим ситуацию на контроле и не позволим этого сделать. Те объекты, которые уже успели построить, будут демонтироваться.

Полицейским не до животных

— В редакцию «Эковестника» пришло письмо от читательницы, в котором говорится о том, что в зоомагазинах конкретной сети животные содержатся в ненадлежащих условиях. Как быть в данной ситуации? Должны ли правоохранительные органы реагировать на такие обращения?

— В Законе «Об ответственном обращении с животными», принятом в конце 2018 года, зафиксировано понятие «жестокое обращение с животными», оно достаточно широкое, включает массу пунктов и положений. Следовательно, мы облегчили задачу правоохранительным органам и органам внутренних дел, прописав, что следует понимать под жестоким обращением с животными. Другое дело, хотят ли они этим заниматься? Мы часто слышим от полицейских, что у них дел по горло и им не до животных. На мой взгляд, это неправильный подход: статистика неумолима — жестокое обращение с животным часто становится первой стадией гораздо более серьезных преступлений, которые потом совершают правонарушители, видя, что их действия по отношению к животным остались безнаказанными. Считаю, что та категория преступлений средней тяжести, к которым сегодня отнесены преступления в отношении животных, однозначно требует самого серьезного их рассмотрения и расследования. К сожалению, трансформация сознания идет крайне медленно, часто полицейские просто закрывают на это глаза, отказывают в возбуждении уголовного дела, даже если есть свидетели, оно зафиксировано на видео и транслировалось в интернете.

Могу привести пример. Сейчас мы в буквальном смысле слова спасаем жизнь собаки, которую расстреляли на автозаправочной станции в Челябинской области. Пришлось подключать столичных ветеринаров: животному провели серьезную операцию, теперь врачи выхаживают его. Нонсенс заключается в том, что, когда зоозащитники обратились в полицию, чтобы возбудить уголовное дело, им было в этом отказано, хотя речь идет о стрельбе из ружья на АЗС и пострадать могла не только собака, но и люди, да и вообще заправка могла взлететь на воздух. В этой связи я написал депутатский запрос с просьбой возбудить уголовное дело в отношении лиц, использовавших огнестрельное оружие. Дело начали расследовать, но время все же упущено.

40.png

Принятый нами закон является лишь первым шагом на пути к ответственному отношению к животным и будет работать на практике только тогда, когда у сотрудников правоохранительных органов поменяется сознание. Для этого с ними должно работать в том числе их руководство, акцентируя внимание на том, что преступление в отношении животного ничем не отличается от прочих преступлений и может повлечь серьезные последствия, если на него своевременно, квалифицированно и в соответствии с законом не реагировать.

— На пресс-конференции в начале года вы упоминали, что некоторые регионы продолжают выделять средства на отлов и убийство бездомных животных. Вы держите на контроле эту ситуацию?

— Конечно, но она меняется очень медленно, и мы понимаем почему: в прошлом году на отлов и убийство животных регионы потратили два миллиарда рублей — только вдумайтесь в эту цифру. Эти деньги оказались в карманах заинтересованных лиц, неудивительно, что сейчас они сопротивляются, не хотят подчиняться законодательству. Однако хотел бы напомнить: во-первых, отлавливая и умерщвляя бездомных животных, они поступают законно; во-вторых, это варварство, когда на улицах разбросаны трупы собак, мимо них ходят дети.

Энтузиасты, оберегающие Землю

— Владимир Владимирович, наш журнал выходит накануне Дня эколога. Что бы вы хотели сказать тем, кто работает в этой сфере?

— Прежде всего хочу поблагодарить всех экологов России — они делают важную работу. Эколог — не просто профессия, это состояние души. Кто-то из них имеет профессиональное образование, а кто-то охраняет окружающую среду просто по велению сердца. Планета без нас жила и сможет прожить совершенно точно, а мы без нее прожить не сможем никак, поэтому наша общая задача — беречь Землю. Экологи находятся на передовой, часто они слышат в свой адрес абсолютно надуманные обвинения, упреки, но тем не менее идут своей дорогой, отстаивают свою позицию — эта позиция у них есть, она звучит, ее слышно, наш комитет всегда прислушивается к тому, что говорят эксперты, профессионалы, общественники. Для нас эта аудитория является ценной и значимой, и мы всегда будем находиться во взаимодействии с экологами, которые по призванию занимаются решением проблем и вопросов сохранения окружающей среды, биологического разнообразия, защиты почв, озер, рек, контролем за качеством атмосферного воздуха и многими другими проблемами. С наступающим праздником, уважаемые коллеги!

Беседовала Елена ВОСКАНЯН

«Переработка мусора может стать экономически выгодным бизнесом. Для этого необходимо выделить потоки собранных раздельно отходов — сухой макулатуры, чистого пластика, стеклобоя».

«Если бы была введена серьезная ответственность за неуплату экологического сбора, мы бы собирали не 3,5, а 35 миллиардов рублей. Эти деньги можно было бы направить в регионы РФ на создание мощностей по утилизации отходов».

«Мы часто слышим от полицейских, что у них дел по горло, им не до животных. На мой взгляд, это неправильный подход: статистика неумолима — жестокое обращение с животным часто становится первой стадией гораздо более серьезных преступлений, которые потом совершают правонарушители, видя, что их действия по отношению к животным остались безнаказанными».

«Планета без нас жила и сможет прожить совершенно точно, а мы без нее прожить не сможем никак, поэтому наша общая задача — беречь Землю».

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №3 • 2019

Читать Подписка

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.