Журнал «Эковестник», №2 • 2019 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Рашид Исмаилов: «Россия недостаточно использует мягкую силу “зеленой” дипломатии»

Глава Российского экологического общества убежден: наша страна должна занимать более активную позицию на международной арене.

Глава Российского экологического общества убежден: наша страна должна занимать более активную позицию на международной арене

Каждый день председатель Российского экологического общества Рашид Исмаилов находится в центре событий: не только государство, но и бизнес и граждане нуждаются в «экспертном плече» и профессиональном взгляде на экологические проблемы. При этом руководитель РЭО убежден: экологом должен быть каждый человек. Главное — не бояться брать на себя ответственность и быть готовым действовать, а не ждать, когда кто-то решит вопрос за тебя. Об этом, а также о том, почему экологам сложно сохранять независимость и зачем выявлять горячие экологические точки, Рашид Исмаилов рассказал в интервью «Эковестнику».

В регионах дефицит лидеров

— Рашид Айдынович, достаточно ли, на ваш взгляд, в России экологов?

— К сожалению, нет. Эколог — объемное понятие. Если смотреть с профессиональной точки зрения, есть экологи-инженеры, которые занимаются обеспечением деятельности предприятий промышленности и управлением рисками, а есть экологи-природопользователи, они в отличие от коллег-инженеров не востребованы — нет запроса от предприятий и бизнеса.

В то же время я считаю, что каждый из нас должен быть экологом. Любая семья должна быть своего рода экологической организацией, прививающей экологические ценности. Любая школа должна стать экологической организацией, выпускающей в большую жизнь людей не только со средним образованием, но и с неким минимальным набором навыков и осознанной экологической позицией.

— Много ли экологических активистов в регионах?

— На самом деле их крайне мало. Есть пассивные защитники окружающей среды, готовые разве что участвовать в субботниках, но, по моему мнению, это обязанность каждого человека — наводить порядок там, где он живет. Будучи руководителем общероссийской общественной организации, не понаслышке знаю, что в регионах дефицит лидеров, готовых собрать вокруг себя единомышленников.

— Возможно, это связано с тем, что у экологов на местах зачастую связаны руки и недостаточно инструментов, чтобы повлиять на ситуацию?

— С формальной точки зрения, инструментов у них достаточно. Институты гражданского общества созданы: в регионах есть общественные палаты, при губернаторах созданы экологические советы, при каждом федеральном или региональном органе исполнительной власти имеется общественный совет. Казалось бы, никто никому не запрещает высказывать мнение, осуществлять общественный контроль, но процедуры во многом формализованы, экологам остается мало места для маневра. К тому же эколог не предприниматель: чтобы осуществлять деятельность даже в части общественного экологического контроля, ему необходимы ресурсы, которых практически всегда недостаточно. Речь идет не только о деньгах, но и о материально-технической базе, об оборудовании для мониторинга состояния окружающей среды. Отсюда возникает проблема зависимости экологов от бизнеса, когда они, получив спонсорскую помощь от какой-либо промышленной компании, не могут объективно оценивать ее деятельность в сфере экологии. То же самое происходит, когда эколог получает грант от государства: по сути, государство финансирует его деятельность, и если природозащитник начнет выискивать изъяны в реализации государственной политики, ему непрозрачно намекнут на недопустимость подобного. Эколог должен быть независимым. Да, бывают случаи, когда экологи имеют собственный бизнес, но и они могут испытывать давление извне из-за активной позиции.

Быть экологом очень ответственно, нужно понимать, какую ответственность на себя берешь, а если являешься экологическим лидером, также отвечаешь и за единомышленников.

— Кто должен выращивать лидеров: государство, регионы или само общество?

— Это точно не задача государства, его обязанность — обеспечивать условия. Выявлять лидеров должно общество. Социально-экологические конфликты в той или иной степени способствуют появлению лидеров. Это естественный процесс: люди, объединенные одной проблемой, собираются, чтобы обсудить возможные варианты решения, и всегда находится тот, кто готов вести других и защищать их интересы.

Работа не для пиара

— На каких направлениях сегодня сконцентрировано внимание вашей организации?

— Изначально Российское экологическое общество было создано для того, чтобы оказывать содействие органам власти в реализации государственной политики в природоохранной сфере. Мы придерживаемся этой генеральной линии и готовы подставить экспертное плечо государству, бизнесу, гражданам. Ключевой целью для нас в настоящее время является реализация майского указа президента, в котором обозначены амбициозные задачи по решению ключевых вопросов в сфере экологии. В частности, отвечаем за научно-экспертное сопровождение национального проекта «Экология», общественный контроль его реализации и социологическую оценку удовлетворенности граждан экологической обстановкой.

Второй важный вектор нашей деятельности касается профилактики социально-экологических конфликтов. Флагманским проектом здесь является интерактивная карта социально-экологических конфликтов, куда граждане могут наносить горячие экологические точки при возникновении какого-либо серьезного конфликта. Причем каждый конфликт должен быть подтвержден документально — видео- или фотоматериалами. Основная задача этого проекта — сделать публичными существующие в регионах конфликты. Однако стоит уточнить: под конфликтом подразумевается не, условно говоря, рассыпанный на дороге мусор, а кризис в отношениях, когда население не может договориться с властями, бизнесом. В таком случае, публикуя соответствующую горячую точку на карте, мы обращаемся к региональным властям, местным лидерам и при их участии разбираемся в ситуации.

— Могли бы привести примеры уже разрешенных конфликтов?

— Мы пока на старте запуска проекта. Тем не менее изначально обратили внимание на Курганскую область, где местный кожевенный завод стал виновником уничтожения экофонда: за время работы вредного производства фенолсодержащими сбросами был нанесен масштабный вред биоресурсам бассейна Иртыша. Предприятие, находящееся в зоне жилой застройки, уличали в сливах токсичных стоков на почву и в реку Поцелуйка, эксперты Министерства юстиции РФ фиксировали грубейшие нарушения законодательства при организации промышленных процессов, экологи — тысячекратные превышения опасных веществ в окружающей среде. После вмешательства Российского экологического общества о предприятии-вредителе начали активно писать СМИ, а чиновники, которые прежде закрывали глаза на происходящее, были вынуждены отреагировать и принять меры.

Также был крупный конфликт в Челябинской области, связанный с деятельностью металлургической компании. К ней возникли претензии со стороны общественности, предприятие просто игнорировало требования жителей, не реагировало на обращения и так далее. Мы выезжали на место, разбирались. Собрали всех на единой площадке, провели переговорную сессию. В результате конфликт был исчерпан, причем нас благодарили в первую очередь сами предприниматели.

Такая работа проводится не для пиара, ведь многие конфликты решаются в закрытом режиме — представители бизнеса стараются избегать публичного освещения назревшей проблемы, в том числе ввиду репутационных рисков.

Разрешению каждого конфликта предшествует большая предварительная работа, включающая мониторинг ситуации, понимание причин произошедшего, выявление лидеров или участников конфликтов, опрос населения. Важно понимать суть конфликта. К настоящему моменту на нашей карте уже отмечено порядка 50 горячих экологических точек.

Экологи всегда смогут договориться

— Многие государства делают ставку на «зеленую» дипломатию — сотрудничество с другими странами в природоохранной сфере. Работает ли Россия в этом направлении?

— Конечно. Это один из приоритетных векторов нашей деятельности. К сожалению, как показывает практика, социальная дипломатия не всегда эффективна для достижения целей гуманитарного характера. При этом, несмотря на напряженные геополитические отношения, внешнеполитическую конъюнктуру, экология остается той сферой, где всегда можно договориться, ведь экологи, по своей сути, изначально настроены на созидание. «Зеленая» дипломатия в нашем понимании — это мягкая сила по урегулированию межгосударственных проблем.

В конце марта я был с официальным визитом в Абхазии. Подписанное между нашими странами соглашение вызвало большой общественный резонанс, ведь зачастую, это ни для кого не секрет, экология остается на вторых ролях, на нее мало кто обращает внимание. Мы же показали, что экология не только подразумевает посадку деревьев, а является важной составляющей бизнес-процессов, развития государства, формирования системы управления отходами. У нас есть четкое понимание роли природоохранного законодательства и необходимости его соблюдения — мы должны в хорошем смысле слова прессовать бизнес, чтобы любой инвестор, который строит объект на нашей земле, планируя извлекать прибыль за счет освоения общего богатства, понимал, что будет оказывать негативное воздействие на окружающую среду, и был готов получить социальную лицензию. То есть перед началом строительства общество должно одобрить проект, убедиться, что окружающей среде будет нанесен минимальный ущерб. В идеале мы должны придерживаться именно такого подхода, чтобы ни одна стройка, ни один проект не был запущен без разрешения местных жителей.

В этой связи мы протянули руку помощи абхазским коллегам — инвестпроекты, которые там будут реализованы в ближайшие годы, будут сопровождаться экспертной поддержкой российских и международных специалистов.

— Как еще Россия могла бы использовать возможности «зеленой» дипломатии?

— На мой взгляд, наша страна должна быть активной и даже в некоторой степени агрессивной на международной арене, защищая своя экологические интересы. Взять, к примеру, проект «Северный поток — 2» — это достаточно политизированная история: хотя все разрешения получены, требования экологического законодательства соблюдены, проект защищен и получил верификацию, зарубежные коллеги умышленно пытаются помешать его развитию. Чтобы противостоять такой спекуляции, давлению, нужно придерживаться принципов «зеленой» дипломатии.

Кнут и пряник для бизнеса

— Как бы вы оценили уровень экологической культуры отечественных компаний? Стали ли они больше заботиться об окружающей среде?

— Безусловно, есть экологически ответственные компании, в основном имеющие иностранный капитал — это обусловлено тем, что акционеры и собственники бизнеса воспитаны несколько иначе, они понимают шкалу ценностей, и для них является нормой соблюдать экологические стандарты на каждом своем предприятии. Российские предприниматели и топ-менеджеры также постепенно проникаются этой идеей. Другое дело, что им не всегда хватает мотивации. Мотивация, по сути, состоит из кнута и пряника. Под кнутом в данном случае понимаю понуждение предприятий к внедрению передовых технологий через федеральный проект по формированию наилучших доступных технологий. Сейчас как раз проводится экологическая модернизация промышленности. Пряников, должен признать, не очень много, но они есть, прежде всего это меры стимулирования: можно объяснить бизнесу, что если он в ближайшие годы не перейдет на НДТ, то ему придется платить за негативное воздействие на окружающую среду во много раз больше.

56.png

— Какие направления национального проекта «Экология» вы считаете наиболее важными и почему?

— На мой взгляд, все направления созвучны посылу указа президента, и каждый из одиннадцати проектов играет важную роль в достижении общей цели — повышении качества жизни человека. Мы хотим, чтобы россияне пили чистую воду и дышали чистым воздухом, чтобы наши реки и озера были чистыми, чтобы у нас были комфортные зоны отдыха, особо охраняемые природные территории и заповедники, чтобы отходы вывозились вовремя и утилизировались современными способами.

Медаль с двумя сторонами

— Почему, на ваш взгляд, не все регионы оказались готовы к переходу на новую систему обращения с ТКО?

— Переход на новую систему — эволюционный и очень болезненный процесс. Как правило, все, что делается в кратчайшие сроки, кардинально и тяжело принимается, в первую очередь обществом. Мы долго шли к мусорной реформе, но и бизнес, и регионы оказались к ней не готовы. Более того, оказалось не готово общество. Это связано с недостаточным информированием населения, особенно в регионах. Когда людям не объясняют, почему они должны платить больше за услугу по вывозу мусора, у них возникают справедливые вопросы. В результате люди выходят на митинги, игнорируют необходимость оплаты данной услуги. Я считаю, что пропаганду нового образа жизни, в хорошем смысле слова пиар мусорной реформы, нужно было начинать заблаговременно до ее старта. Время, конечно, потеряно, но это не значит, что нужно оставить все как есть — еще не поздно выделить деньги на информирование населения, дать информацию по телевидению и радио о причинах перехода на новую систему обращения с отходами и необходимости раздельного сбора мусора. Эту комплексную, системную работу обязаны проводить региональные органы власти и региональные операторы — они в первую очередь заинтересованы в том, чтобы реформа шла правильно, чтобы ожидания бизнеса, которые заложены в соответствующих проектах и бизнес-планах, оправдались. Только в таком случае удастся избежать социально-экологических конфликтов.

Совместно с Минприроды мы проводим мониторинг ситуации в регионах и видим множество проблем, в том числе с тарифообразованием, определением норм накопления отходов. Очевидно, необходимо дифференцировать нормы накопления и платы за вывоз отходов, учитывая наличие социально незащищенных групп населения. Эта работа ведется в ручном режиме.

Вероятно, драйвером реализации реформы станет создание Российского экологического оператора, глобальная задача которого — оказать благоприятное содействие на развитие отрасли. У экологического оператора есть все полномочия для этого, а также необходимое финансовое обеспечение. Допустим, если в каком-то субъекте РФ у регионального оператора возникли проблемы со строительством мусоросортировочного комплекса ввиду неправильно рассчитанного бизнес-плана или других причин и объект оказывается в зоне риска — может быть заморожен, РЭО может принять меры: достроить и запустить объект в эксплуатацию, и затем либо управлять им самостоятельно, либо передать эти полномочия другому игроку. Таким образом, Российский экологический оператор будет сопровождать реализацию мусорной реформы и предотвращать возможные сбои, не только оказывая регионам финансовое и методологическое содействие, но и помогая в плане компетенций, с чем на местах большие проблемы. К слову, совместно с РАНХиГС мы запустили образовательную программу «Управление отходами» для чиновников и бизнесменов, которые хотят получить дополнительные компетенции и знания, научиться управлять реформой. Данная программа пользуется большим спросом, поскольку представители регионов понимают: реализовать реформу без грамотного управления будет очень сложно.

— Сколько времени потребуется на трансформацию сознания, чтобы люди научились сортировать мусор?

— Это эволюционный процесс, и он идет достаточно активно. К примеру, некоторые муниципальные образования Московской области заблаговременно до начала реформы занялись проработкой этого вопроса и определили возможную схему, которую уже берут на вооружение другие регионы. Для раздельного сбора мусора в Подмосковье предлагается использовать два цветных контейнера: один предназначен для мокрых, другой — для сухих отходов, без разделения на бумагу и пластик. Условно говоря, в одном баке собирается то, что подлежит переработке, в другом — то, что не может быть переработано. Кстати, в аппарате правительства и профильном министерстве считают этот подход оптимальным и эффективным в части раздельного сбора мусора.

— Нужно ли поощрять граждан, которые не просто собирают мусор раздельно, но и самостоятельно вывозят его?

— Поступками каждого из нас движут две составляющие: материальная и добровольная экологическая ответственность. Материальная составляющая должна быть обязательно, это хороший стимул: если ты раздельно собираешь мусор, то должен получать какие-то скидки и преференции в части оплаты за обращение с ТКО. В то же время есть люди, которые, собрав мусор в разные пакеты, отвозят его в специальные места приема. Конечно, это хорошо и должно поощряться. Но у медали есть и обратная сторона: к примеру, регоператор запланировал в территориальной схеме строительство МСЗ, рассчитал бизнес-проект, вложил в него деньги и планирует получать выгоду от продажи отходов на переработку. А жители начинают массово собирать раздельно мусор, вывозить его в другие места и там продавать самостоятельно. В результате в местах накопления отходов будет недоставать объема, необходимого для загрузки мощностей завода. Есть реальный пример, когда российский предприниматель вложил в строительство МСЗ миллиард рублей, но мощности простаивают незагруженными, и ему нужен не раздельный сбор мусора, а вообще в принципе отходы для переработки. В данном случае речь идет об управлении рисками — нужно заблаговременно их просчитывать.

— Рашид Айдынович, есть ли какие-то экологические проблемы, которые пока не получили должного внимания со стороны государства?

— Я бы выделил три большие проблемы в сфере отходов: переработка и применение крупного строительного мусора после сноса зданий, обращение с медицинскими и биологическими отходами.

Также остаются вопросы финансирования. Хотя частный бизнес инвестирует в экологические проекты, этих средств зачастую недостаточно. Уже несколько лет я продвигаю идею о создании системы «зеленых» госзакупок, или так называемого окрашенного финансирования. Государство должно задуматься о том, чтобы каждый бюджетный рубль был окрашен и включал хотя бы 5 «зеленых» копеек, которые впоследствии пойдут в экологическую сферу. На мой взгляд, «зеленые» госзакупки — базовая составляющая, которая позволит эффективнее реализовывать природоохранные проекты.

Беседовала Елена ВОСКАНЯН

Справка

Рашид Айдынович Исмаилов
Заместитель председателя Общественно-делового совета нацпроекта «Экология».

Член Рабочей группы «Экология и природные ресурсы» Государственного совета Российской Федерации.

Член Экспертного совета при Комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Член Центральной природоохранной комиссии ОАО «РЖД» и Рабочей группы по реализации экологической политики ГК «Автодор».

Награжден памятной медалью Президента Российской Федерации, Почетной грамотой министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации, отмечен благодарностями руководителей регионов, является отличником охраны природы.

«Мы долго шли к мусорной реформе, но и бизнес, и регионы оказались к ней не готовы. Более того, оказалось не готово общество. Это связано с недостаточным информированием населения, особенно в регионах. Когда людям не объясняют, почему они должны платить больше за услугу по вывозу мусора, у них возникают справедливые вопросы. В результате люди выходят на митинги, игнорируют необходимость оплаты данной услуги. Я считаю, что пропаганду нового образа жизни, в хорошем смысле слова пиар мусорной реформы, нужно было начинать заблаговременно до ее старта».

55.png

«Быть экологом очень ответственно, нужно понимать, какую ответственность на себя берешь, а если являешься экологическим лидером, также отвечаешь и за единомышленников».

«У нас есть четкое понимание роли природоохранного законодательства и необходимости его соблюдения — мы должны в хорошем смысле слова прессовать бизнес, чтобы любой инвестор, который строит объект на нашей земле, планируя извлекать прибыль за счет освоения общего богатства, понимал, что будет оказывать негативное воздействие на окружающую среду, и был готов получить социальную лицензию. То есть перед началом строительства общество должно одобрить проект, убедиться, что окружающей среде будет нанесен минимальный ущерб».

Дорогие коллеги!

Примите мои самые искренние поздравления с нашим праздником!

По мне, так День эколога должен быть каждый день. Каждая семья, школа — экологической организацией. Не нужно обладать специальными знаниями, компетенцией, чтобы быть экологически ответственным человеком в обычной жизни. Не все это понимают, поэтому нам предстоит еще очень много работы.

Мой девиз: «За экодиктатуру!» В праздничный день это может быть и тостом!

Желаю всем успеха и продуктивной работы!

Рашид ИСМАИЛОВ,
председатель Российского
экологического общества

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №2 • 2019

Читать Подписка

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.