Журнал «Эковестник», №3 • 2019 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Владимир Бурматов: «В вопросах экологии нужно начинать с себя»

Председатель Комитета Государственной думы по экологии и охране окружающей среды Владимир БУРМАТОВ работает без выходных и при этом называет себя счастливым человеком. Он счастлив, что может не на словах, а на деле помочь конкретному региону, человеку или животному. Неудивительно, что ни одно из обращений, поступающих в возглавляемый им комитет, не остается без внимания. Причем, по словам политика, важно реагировать на такие обращения неформально — только в таком случае будет результат. О том, почему некоторые вопросы лучше решать на местах, какие прорывные инициативы планируются к рассмотрению в рамках осенней сессии, когда Госдума подхватила «зеленый» тренд и важна ли в действительности обратная связь с гражданами, депутат рассказал в интервью «Эковестнику».

«Люди нам доверяют, это дорогого стоит»

Бурматов_и_люди2.jpg

— Владимир Владимирович, не так давно в своем инстаграме вы привели цитату председателя Госдумы Вячеслава Володина о том, что депутатам не помешало бы спуститься с подиума на землю, чтобы слышать людей. Прислушивается ли ваш комитет к обычным гражданам? Какие проблемы, связанные с курируемой вами тематикой, их сейчас волнуют? Контролируете ли вы решение этих вопросов?

— Поскольку я избран в Госдуму от Челябинской области, то прежде всего скажу об этом регионе. У меня очень специфический округ, один из самых проблемных в плане экологии. Челябинск не просто так вошел в перечень 12 городов с наиболее сложной экологической обстановкой. Президент РФ Владимир Путин неоднократно приводил наш регион в качестве наглядного примера того, как тяжело живется людям в окружении промышленных предприятий.

Из пяти округов, на которые поделена Челябинская область, в моем — самая непростая экологическая ситуация. Фактически в черте города у нас расположена городская свалка — огромный объект, каких в России осталось немного, по большей части подобные свалки давно ликвидированы. Мы добились выделения средств на ее рекультивацию — почти 4 миллиарда рублей, работы начнутся в ближайшее время. На территории моего округа сосредоточено самое большое в масштабах региона количество крупных промышленных предприятий, преимущественно металлургического профиля, также на территории округа есть два закрытых атомных города.

По результатам социологических опросов тема экологии сегодня для челябинцев на первом месте, ни одна встреча с гражданами не обходится без соответствующих вопросов. Их волнует проблематика снижения выбросов промышленных предприятий, рекультивация той же городской свалки, обмеление рек, загрязнение озер, в том числе являющихся единственным питьевым источником для городов, последствия деятельности крупных сельскохозяйственных предприятий, находящихся на территории моего округа, — есть деревни, где воздух черный от мух. Безусловно, я включаюсь в решение этих и многих других вопросов не только на региональном, но и на федеральном уровне. К примеру, в середине июля принят закон о квотировании вредных выбросов в атмосферу. Это была инициатива именно Челябинской области, мы боролись за нее три года. Рассчитываем, что до 2024 года нам удастся снизить объем вредных выбросов в 12 самых грязных городах России на 20 процентов.

Приходилось заступаться и за питьевые источники. Озеро Синара, которое является единственным питьевым источником для расположенного на его берегу города Снежинска, было под угрозой исчезновения именно как питьевого источника из-за того, что в водоеме загубили всю рыбу. В результате там начали размножаться сине-зеленые водоросли, с ними никакие фильтры не могли справиться. В 2016 году нам удалось добиться запрета промышленного рыболовства на Синаре, озеро зарыбили. Я был там в июле и лично убедился: проблема решена, водоем теперь чистый.

Кроме того, приходилось спасать целые лесные массивы на территории своего округа от застройки — и в черте городских округов, и в городе Челябинске, в том числе краснокнижные деревья от вырубки. Точечная застройка — бич не только Челябинска, но и других крупных городов.

Проблем много, и, повторюсь, для Челябинска вопросы экологии в настоящее время имеют приоритетное значение.

— Все-таки Челябинск у вас на особом контроле. А как быть другим регионам? Сложно им достучаться до вас?

— В день приходит около 200 обращений. Часть из них адресована ко мне как к депутату от Челябинской области, остальные — как к председателю профильного комитета Госдумы. Разумеется, я не могу отмахнуться от обращений, поступающих из других регионов, в обязательном порядке реагирую на них. Причем реагирую неформально. Только на то, чтобы подписать ответы на поступившие обращения, а их может быть как 200, так и 400, ежедневно уходит несколько часов. До этого с ними должен отработать аппарат или юристы в регионе. Часто мне приходится непосредственно включаться в решение проблемных вопросов, описанных в обращениях граждан.

«Для меня очень показательным является тот факт, что столько прорывных экологических инициатив, направленных на защиту природы, снижение вредных выбросов в атмосферу, защиту животных, сохранение биологического разнообразия, защиту лесов и особо охраняемых природных территорий, сколько принято Госдумой в нынешнем, седьмом созыве, не было принято за все шесть предыдущих созывов. В первую очередь это заслуга председателя Госдумы Вячеслава Володина — если бы не его поддержка, ничего бы не было. Сыграл роль и глобальный тренд, связанный с изменением парадигмы мышления и ориентацией всего мира на „зеленый“ вектор».

«Придите ко мне на заседание комитета — вы не увидите пластиковых бутылок и пластиковых стаканчиков. Первое, что я сделал, придя сюда, — заставил убрать это безобразие. Впоследствии вся Дума перешла на бумажные стаканчики, а сейчас к тому же собирает макулатуру и сдает ее на переработку. Также после моего прихода в этот комитет были установлены боксы для сбора отработавших свое батареек. Причем Дума — единственный госорган, который так поступает. Это не показуха и не мелочь».

Приведу пример. Пришло обращение из Алтайского края по поводу вырубки ленточных боров и добычи россыпного золота — эти абсолютно варварские мероприятия губят уникальную природу, как говорится, на корню. Мы отреагировали: направили обращение в прокуратуру, добились проведения на месте прокурорской проверки, а также проверки Росприроднадзора, но они не дали результата. Получив отписки, поехали в Алтайский край и начали на месте прорабатывать этот вопрос. Оказалось, местные власти в теме, но ничего делать не планируют, а правоохранительные и надзорные органы фактически открыто сказали нам, что заниматься ни той, ни другой проблемой не станут. Можно было списать обращение в архив, ведь формально мы сделали все, что могли. Но мы пошли по другому пути: организовали выездное заседание комитета, затем провели встречу с руководителем Росприроднадзора Светланой Радионовой, передали ей все материалы, объяснили ситуацию, рассказали, как отреагировали надзорные органы на низовом уровне, и попросили вмешаться уже на федеральном. На мой взгляд, это нормальная практика, потому что люди нам верят и хотят видеть адекватный результат.

Точно так же было по Байкалу: мы инициировали проверки по поводу строительства китайского завода на берегу озера, добились того, что прокуратура обратила внимание на происходящее. В данном случае против нас был сам губернатор региона, разрешивший стройку. Мы добились признания несостоятельности экологической экспертизы, незаконности выделения земельного участка и выдачи разрешения на строительство. Доказали, что не было публичных слушаний. Поехали в Иркутскую область, на месте провели выездное заседание комитета. На данный момент выиграно два суда, впереди третий — кассационный. Считаю, у нас есть хорошие шансы снести то, что уже построено, и, соответственно, опротестовать строительство порядка девяти заводов, которые там собирались разместить.

Еще один пример — ситуация с «китовой тюрьмой» в Приморье. Выловленные в 2018 году в Охотском море 12 косаток и 90 белух с октября прошлого года находились в неволе. В комитет поступали соответствующие обращения, и мы не просто отработали этот вопрос с прокуратурой и доказали, что млекопитающих выловили незаконно, но и добились возбуждения двух уголовных дел. Весной я встречался с известным защитником окружающей среды, исследователем и кинопродюсером Жан-Мишелем Кусто, он выразил обеспокоенность происходящим, поделился опытом реабилитации косаток, выразил готовность помочь. В конце июня первые косатки и белухи были выпущены на волю. Подобных историй очень много.

Не надо делить победу, важен вклад каждого

IMG_0530.jpg

— Вы затронули проблематику строительства завода на Байкале. Этот вопрос волнует не только простых граждан, но и знаменитостей. Например, шоумен Сергей Зверев, родившийся в поселке Култук, в марте провел одиночный пикет на Красной площади против строительства данного предприятия, за что ему впоследствии выписали штраф, и всячески привлекает внимание к данной теме на разных мероприятиях — приходит с плакатом #СПАСИ_БАЙКАЛ, выставляет тематические фото в соцсетях. Как вы к этому относитесь? Один — в поле не воин или подобным образом можно привлечь внимание к проблеме?

— Есть такая поговорка «Всякое лыко в строку». Я считаю, это как раз тот случай. Все понимают, что нельзя на берегу Байкала строить какой бы то ни было завод, и точка. Опыт Байкальского ЦБК стал для нас хорошим уроком: последствия деятельности предприятия, которое давно не работает, будем разгребать еще десятилетия. Бог знает, чем это закончится, ведь карты-накопители со шлам-лигнином остались там, а это сейсмоопасная зона, где раз в пять лет бывают землетрясения силой восемь баллов; если сойдет селевый поток, все это смоет в Байкал. Мы на самом деле очень рискуем. Для решения данной проблемы не один год выделяются миллиарды рублей, но ничего не сделано — это прямой прокол прежнего состава Министерства природы. Нынешний глава ведомства Дмитрий Кобылкин занимается этим вопросом, министерство услышало наши требования о необходимости расторжения договора с организацией, которая, по сути, бездействовала.

Когда на повестке дня такие серьезные вопросы, я считаю, здорово, что в их решении участвуют все — не только чиновники, депутаты, региональные и федеральные власти, но и известные люди, все граждане. Я благодарен каждому активисту. Это тот случай, когда не надо делить победу, важно сделать общее дело. Вообще многие публичные персоны сейчас говорят на тему экологии, находятся в «зеленом» тренде.

— Как вы считаете, будет ли он усиливаться в дальнейшем?

— Конечно. Уже сегодня многие люди добровольно отказываются от одноразовых пакетов, стаканчиков и соломинок в кафе быстрого питания, ходят в кофейни со своими многоразовыми стаканами, покупают авоськи, как в старые добрые времена. Они сортируют мусор и самостоятельно везут его за тридевять земель просто для того, чтобы меньше вреда наносить окружающей среде, помогают приютам, занимаются волонтерской деятельностью, жертвуют деньги на экологические проекты. Я бы не стал называть это модой — мода приходит и уходит, а в данном случае речь идет о «зеленом» векторе поведения, отношения к себе и окружающим. Наше общество развивается в правильном направлении, и это не сиюминутная история.

— С чего, по вашим наблюдениям, она началась?

— Если глобально, то в 2017 году с Года экологии. Тема экологии была на слуху у россиян, проводились тематические мероприятия и дискуссии, появлялись публикации в прессе, эта тема была в фокусе общественного внимания, поэтому и зацепила людей.

Я вижу, как меняются запросы журналистов, которые обращаются ко мне. Давая большое количество интервью каждый день, слышу, что многие очень эмоционально реагируют на вопросы, связанные с экологией. До прихода в этот комитет я работал в разных комитетах Госдумы — в Комитете по образованию и науке, Комитете по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, Комитете по контролю и регламенту, но никогда мне не звонили журналисты с таким уровнем личной включенности и заинтересованности. Например, вчера позвонил парень из Екатеринбурга, журналист одного из местных СМИ, — к слову, я никогда не отмахиваюсь от региональных журналистов, всегда даю им максимально подробные комментарии — они делают большое дело, они ближе к людям, — и рассказал о коте, убитом живодерами в другом регионе. Он пишет об этом статью, но я бы назвал это не журналистской работой, а гражданской позицией: корреспондент добивается возбуждения уголовного дела, и попросил меня помочь депутатским запросом. Ему был нужен не просто мой комментарий, он хотел разобраться, как сделать так, чтобы подобные ситуации не повторялись, потому что переживает и сочувствует животному. На мой взгляд, это дорогого стоит.

«Галочка мне не нужна»

— Мне кажется, вы сами подаете людям хороший пример, поднимая острые вопросы в инстаграме. Многие ваши посты невозможно читать равнодушно. Сами его ведете? И когда находите на это время?

— Все посты выкладываю сам, паролей от моих социальных сетей нет ни у кого. Считаю, надо делать это самому либо не делать вообще, если речь идет о личном аккаунте. Если я передам свою личную страницу кому-то, она перестанет быть личной.

На написание постов трачу много времени — занимаюсь этим, как правило, в дороге — у меня достаточно протяженный округ, связь там не очень хорошая, поэтому вместо разговоров по телефону, могу написать развернутый пост. Либо, бывает, пишу что-то вечером, а размещаю утром.

«Сейчас, если верить статистике, мои посты читают более миллиона человек в месяц. Некоторые публикации просматривают чуть больше, другие — меньше. Если мне скучно писать, то и людям скучно читать — это сразу видно. Бывают эмоциональные, кричащие посты — когда я вижу что-то, что меня действительно задевает, трогает, соответствующим образом реагирую на это».

Я очень дорожу обратной связью с аудиторией. К сожалению, не всегда получается отвечать на комментарии — хочется ответить каждому, ведь понимаю, что человек не просто так зашел на мою страницу, он потратил время, чтобы написать комментарий. Мы договорились с читателями, что в один из дней буду отвечать на каждый комментарий. Первая подобная акция прошла успешно: объезжая территорию своего округа — к слову, в тот день мы проехали 500 километров, — я разместил пост о том, что готов ответить на любые вопросы, и в течение дня отвечал каждому. Буду практиковать такой формат и дальше.

— Заметно, что вы делаете это не для галочки.

— Мне эта галочка в принципе не нужна. Меня читает аудитория с активной позицией, я вижу это по комментариям. Часто спрашиваю мнение людей, устраиваю голосования по различным вопросам, чтобы впоследствии использовать эту обратную связь в качестве аргумента в своей работе. Допустим, когда МВД заявило о планах по расширению перечня собак опасных пород, я спросил у своих читателей, как они относятся к этой инициативе. Сотни человек написали свое мнение. Не нравится мнение депутатов? Послушайте людей, они скажут правду в глаза.

Периодически мы устраиваем в инстаграме прямые трансляции слушаний и круглых столов, проводимых комитетом. Они собирают большую аудиторию. Я очень дорожу этим.

Спасающим живые души нужно сказать спасибо

— Недавно вы написали про женщину — собирательницу черепах, которая в итоге обратилась к вам за помощью. Как относитесь к таким «собирателям» животным? Нужно ли отслеживать и регламентировать содержание животных в квартирах и частных домах?

— Сложный вопрос. Есть люди, которые любят животных, но у них нет финансовой возможности помогать приютам. Поэтому они приносят в свою однокомнатную или двухкомнатную квартиру пять котов, которые там нормально живут, и запаха от них нет, и соседи не жалуются. Таким людям нужно сказать спасибо за спасение живых душ. Иначе бы эти коты, скорее всего, где-нибудь замерзли и погибли бы. Не вижу ничего плохого в том, что люди помогают животным. Когда коллеги из Совета Федерации предложили ограничить количество животных, исходя из квадратных метров жилья, я заявил, что категорически против этого. Не в квадратных метрах счастье. Хороший хозяин — тот, у кого доброе сердце, а не тот, у кого большая жилплощадь. Если человек злой, то он, уходя на работу, и в огромной двухсотметровой квартире запрет свою собаку в ванной или в чулане, и она будет сходить с ума в замкнутом пространстве и сведет с ума окружающих.

«Не вижу ничего плохого в том, что люди помогают животным. Когда коллеги из Совета Федерации предложили ограничить количество животных, исходя из квадратных метров жилья, я заявил, что категорически против этого. Не в квадратных метрах счастье. Хороший хозяин — тот, у кого доброе сердце, а не тот, у кого большая жилплощадь».

Есть примеры, когда в небольшой квартире все уживаются хорошо. Конечно, бывает, что люди переоценивают свои возможности, но важно вовремя прийти им на помощь. Не надо их ругать, критиковать, бороться с ними или как-то ограничивать, нужно вовремя подставить плечо. Как в истории с черепахами: для одинокой женщины единственной радостью в жизни были ее черепахи, которых со временем стало слишком много, и она обратилась к нам. Слава богу, вовремя. Двух или трех черепах она оставила себе, остальных мы пристроили в приют, у них все хорошо — специальное питание, свой пруд.

— А от соседей не поступают жалобы на любителей животных?

— Всякое бывает. Согласитесь, иногда жалобы поступают и на соседей, у которых нет животных. Не в животных дело, а в самих людях. Как в случае с потенциально опасными собаками. Я считаю, что не бывает опасных собак, бывают опасные хозяева. По факту опасной может быть собака любой породы или совершенно беспородная. Важно, как ее воспитывает хозяин, как обращается с ней. Все остальное — выдумки.

Белка помощница

«Когда я впервые увидел Белку, она была только после операции: совершенно несчастная, худющая, зашуганная, дрожащая, с заштопанным боком, и я, не раздумывая, забрал ее себе»

— Правда ли, что вас, куда бы вы ни приехали и ни пришли, сразу окружают животные?

— Бывает. (Смеется.) Видимо, они чувствуют, что я их не обижу.

— А не бывает ли такого, что хочется всем помочь, забрать себе?

— Я хорошо осознаю, что такое ответственность за животное, поэтому никогда не заберу его себе, просто понимая, что порядка 18 часов в день провожу на работе. У меня нет выходных: каждый четверг я улетаю в Челябинск, а в понедельник возвращаюсь в Москву. Таким образом, в пятницу, субботу и воскресенье работаю в регионе, причем не только в областном центре, но и в отдаленных территориях. Если начну приносить домой всех животных, от этого никому не будет хорошо. Поэтому я сосредоточился на поддержке тех, кто им помогает, — помогаю четырем челябинским приютам, где содержатся бродячие собаки, бездомные кошки и дикие животные. Когда посещаю другие регионы, по приглашению зоозащитников могу заехать в местные приюты, чтобы оценить условия содержания. Но я прекрасно понимаю, что в этих регионах есть свои депутаты и они тоже должны помогать животным. Меня на всех не хватит, к сожалению.

IMG_8031.jpg

— Тем не менее вы все-таки сделали исключение для одной собаки. Как она у вас появилась?

— Это было довольно спонтанное решение. Ее нельзя было не забрать, она бы погибла в приюте. Собака была в тяжелом состоянии: перенесла жуткие побои — точно не знаю, что с ней сделали, но, как говорят волонтеры, компания подростков пыталась забить ее палками, судя по всему, просто так, потому что она не может никого напугать или укусить, Белка — добрейшее в мире существо. В результате побоев у нее воспалилась почка, пришлось ее удалить. Когда увидел эту собаку, она была только после операции: совершенно несчастная, худющая, зашуганная, дрожащая, с заштопанным боком, и я, не раздумывая, забрал ее себе. Несколько месяцев она почти не спала, вскакивала от малейшего шороха — было видно, что нервная система у нее расшатанная. Потом была еще одна операция — воспалилась мышца, также вследствие тех старых побоев, из-за сильного удара по спине. Она достаточно долго восстанавливалась после этой операции. Сейчас Белка — красавица: отъелась, шерсть блестит, с нервной системой все в порядке. Действительно, замечательная собака.

— Не берете ее в поездки?

— Нет. Это очень тяжело. У нас большой округ — весь север Челябинской области, такие поездки тяжелы даже для человека. Иногда я провожу в дороге целый день, для животного это будет настоящая пытка. Никогда не обреку на это Белку. Но у нее все в порядке — слава богу, характер такой, что, пока меня нет, она терпеливо ждет, когда я рядом — радуется. Кстати, Белка — моя помощница. Во-первых, она стала лицом нашей акции «Не покупай, возьми из приюта», в рамках которой мы, с одной стороны, популяризируем помощь приютам, с другой — пытаемся донести до граждан посыл о том, что оттуда можно и нужно брать животных. Как правило, это замечательные создания, очень добрые, спокойные, умные, много чего видевшие в своей жизни и все понимающие. Во-вторых, Белка является добровольным «испытателем» — мы затеяли программу по строительству в Челябинске площадок для выгула собак, хотим, чтобы это были очень достойные комплексы, куда люди могли бы прийти со своими питомцами, и я тестирую такие объекты на Белке. Это новое, но важное для страны дело: площадки для выгула животных должны быть в шаговой доступности, это такая же необходимость, как парковка или детская площадка. Не секрет, что собачники порой вынуждены выгуливать своих питомцев там, где не стоило бы этого делать, просто потому, что других вариантов нет. В результате между собаколюбами и собаконенавистниками возникают конфликты. Мы намерены исправить эту ситуацию.

Чтобы люди стали добрее

IMG_7447.jpg

— Владимир Владимирович, расскажите, как возникла идея проведения уроков доброты?

— Мы проводим такую акцию пока только в Челябинске, но я знаю, что и в других регионах волонтеры организуют подобные мероприятия. У нас это получилось спонтанно: учащиеся одной из челябинских школ увидели в соцсетях пост о том, что я был в приюте, и попросили организовать им туда экскурсию. Побывав в приюте, ребята сказали, что хотели бы ему помочь, но не знают чем. Мы закупили для них доски и другие необходимые материалы, чтобы на уроках технологии они могли сделать будки для этого приюта. В результате дети сделали 31 будку, то есть у 31 собаки появился собственный дом, а ведь прежде они жили в открытых холодных вольерах. Затем другие ребята выразили желание помочь приюту и помогли с уборкой и покраской. Потом нашлась девушка, которая собирает макулатуру, а на вырученные деньги покупает корм, лекарства и отвозит их в приюты. Мне очень понравилась эта идея, и я предложил школам, находящимся на территории моего округа, провести подобную акцию, тем самым возродив хорошую традицию, которая была в Советском Союзе. Ребята с удовольствием приняли участие в этой акции, собрали много макулатуры — благодаря им у животных будут корм и лекарства. Также к нам обратились учащиеся школы, расположенной на территории уникального лесничества, и попросили помочь в приобретении квадрокоптеров для наблюдения за лесом. Мы помогли, и возникло еще одно направление в проекте.

Вообще уроки доброты — уникальный проект: в рамках него проводятся тематические лекции, которые читают волонтеры, и я иногда в этом участвую. Рассказываем детям про то, как минимизировать негативное влияние на окружающую среду, как вести себя с животными. Такие лекции пользуются колоссальным успехом. Недавно на урок пришли 40 ребят, я спросил у них, почему им это стало интересно. Кто-то говорит, что хотел бы завести собаку, но мама не разрешает; кто-то мечтает о коте, но у него аллергия на шерсть. Словом, у детей есть потребность общаться с животными. Недаром психологи утверждают, что и для детей, и для взрослых общение с животными — важнейшая терапия, оказывающая позитивное влияние на эмоциональное состояние, человек в буквальном смысле добреет. Поэтому мы назвали эту работу уроками доброты. Дай бог, чтобы благодаря им люди стали чуть добрее.

«Зеленые» инициативы — глобальные и важные

CHK_1184.jpg

— В числе читателей «Эковестника» — промышленные компании. Многие из них уделяют большое внимание экологической политике. Какой реальный вклад эти предприятия и в целом бизнес могли бы внести в части защиты окружающей среды?

— На территории моего округа в Челябинске есть одно промышленное предприятие, которое регулярно отчитывается перед Росприроднадзором, что у него все хорошо в плане воздействия на окружающую среду и экологию. Это, конечно, замечательно, но несколько лет назад я предложил его руководству задуматься о какой-то инициативной «зеленой» программе. Теперь они высаживают деревья, цветы, кустарники. Уже шестой год подряд мы совместно раздаем 74 тысячи саженцев (эта цифра не случайна, Челябинская область — 74-й регион России). За маленькими сосенками высотой 35–40 сантиметров выстраивается километровая очередь. Кто-то сажает их в саду, кто-то — во дворе, кто-то — на территории детского сада или школы. В этом году я решил проверить, как прижились наши саженцы, — то, что увидел, в хорошем смысле слова меня поразило. Жительница одного из домов моего округа рассказала, что еще в 2014 году они с соседями взяли 22 саженца, высадили их, сегодня эти сосенки выросли до полутора метров. А в другом дворе настоящая «лестница» из сосенок — люди каждый год берут саженцы. Я считаю, что предприятие, организовав такую акцию, поступило абсолютно правильно. Другая организация решила на свои деньги оборудовать сквер в нашем округе, это очень хорошее и нужное дело.

Промышленные предприятия должны вспоминать о том, что окружающая среда нуждается в заботе не только тогда, когда к ним приходит проверка. В моем округе есть предприятия, которые учредили экологические гранты для студентов и учащихся, реализующих экологические проекты. Как видите, формы участия могут быть совершенно разные.

Правда, пока то, о чем я рассказал, скорее исключение, чем правило. По моим наблюдениям, промышленники не чувствуют «зеленый» тренд, и зря — в нем живет весь мир. Международные сети и крупные корпорации вносят свой вклад в общее дело: на точках продаж осуществляют прием упаковки, раздельный сбор мусора, собирают отработавшие люминесцентные лампы и батарейки. Для них важно, чтобы упаковка была биоразлагаемой и не наносила вреда окружающей среде либо шла на переработку, тогда они ставят соответствующие маркеры.

«Сегодня многие люди добровольно отказываются от одноразовых пакетов, стаканчиков и соломинок в кафе быстрого питания, ходят в кофейни со своими многоразовыми стаканами, покупают авоськи, как в старые добрые времена. Они сортируют мусор и самостоятельно везут его за тридевять земель просто для того, чтобы меньше вреда наносить окружающей среде, помогают приютам, занимаются волонтерской деятельностью, жертвуют деньги на экологические проекты. Я бы не стал называть это модой — мода приходит и уходит, а в данном случае речь идет о „зеленом“ векторе поведения, отношения к себе и окружающим».

Мы порой забываем, что начинать нужно с себя, а не ждать, когда глобально что-то изменится. Придите ко мне на заседание комитета — вы не увидите пластиковых бутылок и пластиковых стаканчиков, — это было первое, что я сделал, придя сюда. Увидев, что в Комитете по экологии на столах стоят пластиковые бутылки и стаканчики, заставил убрать это безобразие. Впоследствии вся Дума перешла на бумажные стаканчики, а сейчас к тому же собирает макулатуру и сдает ее на переработку. Также после моего прихода в этот комитет были установлены боксы для сбора отработавших свое батареек. Причем Дума — единственный госорган, который так поступает. Это не показуха и не мелочь.

С одной стороны, мы занимаемся законотворческой деятельностью, принимаем законы, которые глобально меняют ситуацию. Взять закон о квотировании выбросов, его не могли принять с 2016 года. Или закон об обязательной установке счетчиков на трубах предприятий-загрязнителей, он лежал с 2014 года. А закон о защите заповедников и нацпарков ждал своего часа с 2015 года. Многострадальный закон о защите животных — и вовсе с 2010 года. Кроме того, мы законодательно утвердили раздельный сбор мусора и другие прогрессивные инициативы в части обращения с отходами — эта реформа также несколько лет лежала под сукном.

Другой пример — законопроект о дополнительной защите озера Байкал — соответствующее поручение президент дал очень давно, но реализовывается оно только сейчас. Мы добились внесения и ведем работу над законопроектом об экологической информации — гарантированном доступе граждан к такой информации, об этом говорится с 2016 года. Я могу очень долго перечислять инициативы, которые мы продвинули. Все они глобальные, поскольку создают новое правовое пространство в экологической сфере. В Думе никогда не было столько «зеленых» инициатив, как сегодня.

При этом считаю, важно придерживаться своих принципов не только в рабочее время. Меня, например, искренне волнуют экологические проблемы, и я делаю все возможное, чтобы помочь их решить. Обращаясь к вашим читателям, я хотел бы сказать: если вы хотите быть в «зеленом» тренде, возьмите собаку из приюта, перестаньте пользоваться одноразовой тарой, не поленитесь сдать батарейки на утилизацию. Это не ерунда: одна пальчиковая батарейка загрязняет 20 квадратных метров почвы или 40 литров воды. Чтобы их восстановить, потребуется примерно 30–40 лет, поскольку батарейка является отходом II класса опасности. По статистике, каждый год россияне выбрасывают 350 тысяч тонн использованных батареек, ртутных и люминесцентных ламп, ртутных термометров, градусников, аккумуляторов, на переработку идет всего 2–3 процента от этого объема, остальное сваливается в лесу. Надеюсь, поможет навести порядок принятый нами закон об отходах I и II классов опасности.

— На чем будет сконцентрировано внимание вашего комитета в ходе осенней сессии?

— Прежде всего планируем рассмотреть закон об экологической информации. По нему будет тяжелая дискуссия — мы недовольны версией документа, внесенной правительством, нам кажется, никаких гарантий для граждан он не создает. Нужно изменить формулировки, чтобы люди действительно получили доступ к информации о состоянии атмосферного воздуха и почвы, качестве питьевой воды, радиационном фоне. Будет принят закон о дополнительной защите Байкала, который запретит строительство там любых объектов без экологической экспертизы, кроме школ, детских садов и ФАПов. Таким образом, рассчитываем прекратить все поползновения в отношении Байкала.

Вероятно, будет рассмотрено несколько инициатив в отношении защиты животных: хотим принять поправки в Уголовный и Административный кодексы для того, чтобы зафиксировать ответственность за правонарушения в отношении животных. Исходя из того что теперь действует новый федеральный закон об ответственном обращении с животными, а кодексы пока отстают от базового законодательства, надо с ними работать. Мы бы хотели запретить коллекторам изымать у должников животных, сейчас это очень серьезная проблема. Чего только не увидишь в коллекторских компаниях: собаки под столами, крокодилы в аквариумах — просто безобразие. Реальная ситуация: к нам обратилась женщина — она взяла в микрофинансовой организации 10 тысяч рублей, а теперь коллекторы требуют с нее 280 тысяч. Таких денег у нее нет, и коллекторы забрали у нее самое дорогое — пса, потому что согласно Гражданскому кодексу они квалифицируют его как имущество. Для человека это страшная трагедия — как будто изъяли члена семьи.

Подготовлен к внесению законопроект о досудебной блокировке живодерского контента, он уже прошел необходимые согласования и получил поддержку правительства.

Скорее всего, вернемся и к мусорной реформе — здесь еще есть чем заниматься, требуется внесение ряда поправок. Мы хотим сделать эту систему действительно цивилизованной и удобной для граждан — более прозрачной и эффективной. В общем, работы предстоит много.

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №2 • 2020

Читать Подписка

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.