Журнал «Эковестник», №2 • 2020 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Норильский разлив

В Арктике произошла первая крупная инфраструктурная катастрофа

3 июня Президент России Владимир Путин объявил режим чрезвычайной ситуации федерального уровня после разлива нефтепродуктов в Норильске. По данным Росприроднадзора, 29 мая из резервуара на территории ТЭЦ-3 вытекло около 21 тысячи тонн дизеля: из них шесть тысяч тонн попало в грунт, еще 15 — в воду. Одной из главных причин аварии названо таяние пермафроста (вечной мерзлоты). Таким образом, норильский разлив стал первой в России крупномасштабной катастрофой, вызванной климатическими изменениями.

Объединили усилия

ТЭЦ-3, на которой произошла авария, принадлежит Норильско-Таймырской энергетической компании, дочернему предприятию «Норильского никеля». Причиной инцидента, по информации компании, стало растепление мерзлоты вследствие аномально мягких температур на территории региона. Сообщается, что из-за внезапного проседания опор, прослуживших более 30 лет, повредился резервуар хранения дизельного топлива, в результате чего произошла утечка.

Разлив более 20 тысяч тонн дизеля вызвал загрязнение Норило-Пясинской водной системы (озера Пясино и реки Амбарной) и прилегающей к ТЭЦ-3 территории. По данным Росприроднадзора, размер слоя пленки нефтепродуктов, покрывших водную поверхность, достигает 20 сантиметров.

Привлеченная к ликвидации последствий и прибывшая на место происшествия из Мурманска Морская спасательная служба оценила размер дизельного пятна в водных ресурсах в 1 километр на 150 метров. Локализовали загрязнение бонами, чтобы не допустить его дальнейшего распространения. Тогда как представители «Норникеля» надеются в дальнейшем привлечь «лучшие научные умы, работающие в области экологии, чтобы очистить территорию и предотвратить негативные последствия для водных объектов».

При ликвидации загрязнения спасатели использовали сорбенты и сжигали откачиваемый дизель небольшими объемами. Губернатор Красноярского края Александр Усс назвал сжигание единственным способом утилизации разлива, однако глава Минприроды России Дмитрий Кобылкин выступил против сжигания в Арктической зоне «такого количества топлива»:

— Надо постараться максимально извлечь топливо, смешать его с соответствующими химическими реагентами и в случае, когда совсем будет тяжко, что-то жечь. Но костер на такой площади будет большой проблемой, на мой взгляд. Думаю, только МЧС может справиться, может быть, с подключением военных, — заявил министр.

По его мнению, необходимо ускорить принятие законопроекта, направленного на предупреждение и ликвидацию разливов нефти и нефтепродуктов на суше. Кроме того, российским предприятиям, работающим в Арктической зоне, предстоит провести инвентаризацию имеющейся промышленной инфраструктуры на Крайнем Севере, сформировать специальный план предупреждения и ликвидации подобных ситуаций, а также иметь достаточное финансовое обеспечение для этого.

Минимум десять лет на восстановление

Норильский разлив стал первой катастрофой на территории российской Арктики, связанной с таким большим объемом разлива нефтепродуктов и вызванной изменениями климата. В сопоставимых заполярных условиях в марте 1989 года произошла авария у берегов Аляски, где из-за крушения танкера Exxon Valdez разлив нефти составил 37 тысяч тонн, но тогда загрязнение распространилось на гораздо большей площади. Из-за допущенного разлива американской корпорации Exxon пришлось выплатить штраф более чем в 6 миллиардов долларов. Отметим, что при ликвидации последствий той аварии в Арктике были допущены серьезные ошибки с выбором методов удаления нефти из окружающей среды, вызвавшие гибель нескольких тысяч животных у берегов Аляски и нанесшие региону значительный ущерб.

Норильский разлив — одна из первых ласточек системного климатического и инфраструктурного кризиса в Арктической зоне России. На территории Красноярского края весной 2020 года наблюдались аномальные погодные явления. Температура воздуха в мае здесь превышала норму на 7–10 градусов. Отступление вечной мерзлоты — критический фактор для созданной еще в советские времена на территории Крайнего Севера инфраструктуры.

По словам заместителя министра природных ресурсов и экологии России Елены Пановой, на восстановление экосистемы после разлива дизельного топлива на ТЭЦ-3 Норильско-Таймырской энергетической компании потребуется не менее десяти лет.

— Ситуация очень тяжелая, сжигать топливо нельзя из-за вероятности выделения опасных для жизни веществ. Вместе с МЧС прорабатываем возможные варианты минимизации последствий произошедшего, — говорит представитель ведомства. — Не в один миллиард оценивается только ущерб воде, а если считать сушу, то он намного больше.

Глава Агентства развития Норильска Максим Миронов заявил, что опасности разлива пятна в Карском море пока нет, призвав сделать выводы из этой ситуации, так как она связана с недооценкой изменений вечной мерзлоты из-за глобального потепления.

— Мы зашли на эту территорию много лет назад и в то время относились к сохранению вечной мерзлоты очень скрупулезно. В 2020 году аномально раннее лето, ледоход на Енисее и Дудинке прошел 19 мая, это исторический рекорд. Ранее он проходил с 6 по 10 июня. Учитывая то, что сотни зданий стоят на вечной мерзлоте, необходимо думать о безопасности. Нам нужно готовиться к последствиям потепления, помня о том, что вечная мерзлота уже другая, — считает Максим Миронов.

Уроки прошлого

Российские власти обратились к нефтяным компаниям с просьбой о помощи в ликвидации последствий разлива. «Газпром нефть» отправила в Норильск аварийно-спасательный отряд, оснащенный оборудованием и спецтехникой, для участия в ликвидации последствий ЧС. В состав отряда вошли 70 профессиональных спасателей и специалистов из Ханты-Мансийска, Мегиона, Ноябрьска и Санкт-Петербурга. Кроме того, транспортными самолетами «Газпром нефть» перебрасывает на место происшествия специализированную технику, в том числе нефтесборное и насосное оборудование, экскаваторы и боновые заграждения, а также палаточный городок и автономные системы обеспечения — в общей сложности более 85 тонн грузов. Дополнительно планируется переброска грузовыми вертолетами оборудования с месторождений компании на полуостровах Ямал и Гыдан.

— Не так легко оценить возможные меры и последствия. Сообщения обрывочные и несколько противоречивые, но могу дать комментарий, опираясь на наш опыт работ, — говорит менеджер по России и Восточной Европе компании Akvaplan-niva AS Алексей Бамбуляк. — Разлив произошел на прошлой неделе (в конце мая. — Прим. ред.). Учитывая состав (дизельное топливо), среду (почва и река) и объем, сейчас уже локализовать разлив практически невозможно. Могут быть варианты со складками местности, тихими загубинами в реке, где топливо может удерживаться на поверхности за счет комбинации течения и ветра, но, скорее всего, большая часть ушла вниз по течению, постепенно испаряясь.

Обратимся к опыту прошлого. В 1994 году произошла Усинская катастрофа — серия прорывов на нефтепроводе Харьяга — Усинск, вызванная его изношенностью. Тогда вылилось около 100 тысяч тонн нефти, в пяти поселках была объявлена чрезвычайная экологическая ситуация. После аварии реку Печору стали перегораживать бонами, которые прижимали нефть к берегу, к месту сбора, где уже можно было ее собирать с поверхности воды.

— Объем нефтепродуктов, попавших в Норило-Пясинскую водную систему, очень большой, и маловероятно, что соответствующие боны по качеству (высоте бортов и прочности) и количеству были в наличии на месте в момент аварии. К тому же температура воды еще низкая, и дизельное топливо быстро не испарилось, так что, вполне вероятно, было окно возможностей, чтобы собрать его насосами с поверхности, — комментирует эксперт.

В 2013 году, когда в море вблизи норвежской коммуны Шервёй вылилось около 160 тонн дизельного топлива, за счет низкой температуры (события происходили в декабре) и встречного ветра спасатели с берега смогли запустить насос и откачали с поверхности моря порядка 40 тонн топлива, и это с учетом достаточно благоприятных погодных условий. Затем специалисты оценили негативное воздействие разлива на прибрежные экосистемы.

Вкратце — есть определенные плюсы в том, что в Норильске разлилось именно дизельное топливо. Да, оно токсично и с учетом объема нанесет серьезный урон экосистемам, которым потребуется время на восстановление, но дизельное топливо быстро испаряется с поверхности воды и со временем выводится из почвы. Конечно, все это относительно более тяжелых нефтепродуктов и сырой нефти. Мы были бы заинтересованы поработать на месте, но пока не вижу механизма, как это можно организовать. Если можем оказать помощь, готовы это сделать, — отметил Алексей Бамбуляк.

Мария КУТУЗОВА

P. S. Приглашаем компанию «Норильский никель» рассказать «Эковестнику» о своей экологической политике и мероприятиях по ликвидации разлива.

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №1 • 2021

Читать

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.