Журнал «Эковестник», №2 • 2020 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Зачем нам нужна энергия отходов

В мае 2020 года государственные корпорации «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ заключили соглашение о строительстве еще не менее 25 заводов энергетической утилизации твердых коммунальных отходов, прошедших сортировку. Стороны готовы построить предприятия с высокой степенью локализации производства оборудования для обслуживания крупнейших туристических центров России, а также в агломерациях с населением не менее 500 тысяч человек. Общая стоимость проекта оценивается в 600 миллиардов рублей. В Greenpeace считают данный проект вредным. Попробуем разобраться, с чем это связано.

​Проблема токсичной золы

Пилотный проект «Энергия из отходов» реализует компания «РТ-Инвест» («дочка» «Ростеха»). В рамках него компания уже строит четыре завода по энергетической утилизации отходов на территории Московской области в Воскресенском, Наро-Фоминском, Солнечногорском и Богородском округах и один завод в Республике Татарстан.

Проект реализуется в соответствии с принципами экономики замкнутого цикла: раздельный сбор, сортировка, переработка вторичных материальных ресурсов, извлечение энергии из отходов. Строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ) планируется завершить в 2022 году, их суммарная выработка составит 2320 миллионов киловатт в час «зеленой» электроэнергии в год. Предприятия строятся по технологии Hitachi Zosen INOVA (японско-швейцарский консорциум, специализирующийся на переработке отходов в энергию).

В Greenpeace заявляют, что 30 МСЗ (25 новых и​ пять строящихся) смогут сжигать лишь 20% отходов, или 18 миллионов тонн в год.​ При этом от сжигания будет образовываться пять миллионов тонн токсичной золы, имеющей более высокий класс опасности. Для ее захоронения придется строить новые полигоны, в частности первый из них планируется организовать в Томске.

В «РТ-Инвест» называют эти выводы некорректными: «Суммарная максимальная мощность 30 заводов составит порядка 17 миллионов тонн отходов в год. При этом сжигать на них будут лишь «хвосты», которые нельзя вторично переработать, кроме как в энергию. От общей массы ТКО эти «хвосты» составляют около 50%. При внедрении комплексной системы обращения с отходами, к примеру в Подмосковье, объем полигонного захоронения удастся снизить в 2023 году с нынешних 95 до 25–30%.

Между тем действительно после сжигания ТКО остаются шлак и зола. В процессе термической переработки объем отходов уменьшается на 90%. Доля низкотоксичного шлака (отход IV класса опасности) составляет около 30%, золы — около 3% (III класс опасности) от массы входящего потока отходов.

— Таким образом, если говорить о токсичных отходах, в результате работы 30 заводов будет образовываться порядка 500 тонн золы (а не пять миллионов тонн. — Прим. ред.), класс опасности которой будет снижен здесь же на предприятии. Для этого существуют зарекомендовавшие себя технологии. Например, в Великобритании применяют технологию ускоренной карбонизации Carbon8, которая также рассматривается в качестве возможной для использования в России, — говорят в «РТ-Инвест».

25.jpg

Руководитель проекта по оптимизации энергозатрат Anselm Максим Канищев считает, что критика Greenpeace необъективна:

— Они предлагают не строить заводы на том основании, что заводы будут перерабатывать всего 20 процентов отходов и образуют токсичную золу. Но 20 процентов — это колоссальный объем, а полигон для захоронения золы будет по своим масштабам в десятки раз меньше существующих мусорных.

Избыточная и дорогая энергия

На еще один аргумент Greenpeace, что заводы будут вырабатывать избыточную и дорогую энергию, оператор проекта заявляет, что основное предназначение данных заводов — не генерация электроэнергии, а максимально безопасная утилизация отходов, которые невозможно повторно переработать.

— Да, в данном случае будет вырабатываться более дорогая энергия по «зеленому» тарифу, но отходы, если опираться на принципы экономики замкнутого цикла, также становятся полезными продуктами — энергией и мощностью. Если говорить о вводе первых заводов в рамках пилотного проекта «Энергия из отходов», то прогнозируется рост тарифа в первой ценовой зоне. В пересчете на конкретный товар или услугу это примерно 3 копейки в стоимости билета московского метро, — утверждают в «РТ-Инвест».

Максим Канищев добавляет, что энергии нельзя произвести избыточное количество. Россия продает электроэнергию на экспорт и будет продавать еще больше. При этом​ влияние МСЗ на тариф будет колебаться в рамках тысячных долей процента.

26.jpg

Член Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия» Уильям Ил Бьюн признает, что сейчас выработка энергии из отходов намного дороже иных способов ее получения. Отчасти это происходит потому, что технология все еще не достигла того порога, когда она получает широкую адаптацию для экономии за счет роста масштабов производства.

— С коммерческой точки зрения надежда для отрасли есть. Переработка отходов в энергию может стать тем сектором, который будет успешно развиваться. Технологии совершенствуются, а затраты постепенно снижаются, возможно, не так быстро, как в других отраслях (например, солнечная генерация. — Прим. ред.), но тем не менее они существенно ниже, — говорит Уильям Ил Бьюн.

27.jpg

В свою очередь, помощник депутата Госдумы РФ Николая Валуева, первый заместитель председателя Комитета по экологии Наталья Беляева напомнила сравнительный анализ существующих технологий по обращению с отходами Ассоциации НП «Совет рынка», который был представлен в Минпромторг России в апреле 2019 года.

Согласно данным анализа, энергия, полученная от сжигания ТКО, по стоимости будет превышать существующую генерацию энергии. Меры поддержки таких объектов генерации на 50% стоимости оплачиваемых мощностей компенсируются за счет распределения на всех потребителей ценовой зоны, а остальные 50% — на потребителей региона, в котором будет функционировать такой объект. Так, повышение оптовой цены в Москве и Московской области составит 3,4%, а для республики Татарстан — 2,3%.

— Следовательно, это повлечет и увеличение розничной цены, которую будут платить и предприятия, и граждане. Увеличение цены для предприятий, потребляющих такую энергию, неизбежно скажется на цене производимых ими продукции, работ и услуг, — считает Наталья Беляева.

Пища для печки

В Greenpeace также заявляют, что на МСЗ будут поступать несортированные отходы. «РТ-Инвест» называет это утверждение ложным. ​

— Порога в 100 процентов переработки отходов не смогла добиться ни одна страна в мире, всегда около 50–60 процентов остается, и из них можно производить тепловую или электрическую энергию. В России глобальная потребность в заводах по производству электроэнергии составляет около 30–40 объектов, — комментирует оператор проекта. — При создании таких предприятий к 2030 году Россия может рассчитывать на увеличение глубины переработки до 60 процентов, из которых 15–20 процентов придется на долю термической переработки с извлечением такого ресурса, как электроэнергия.

Путь, пройденный европейскими странами за десятилетия, Россия, по оценкам «РТ-Инвест», может преодолеть за 5–7 лет — имеется в виду весь цикл обращения с отходами, начиная с раздельного сбора. Если инфраструктура обращения с отходами будет развиваться в Подмосковье в том же темпе, то к 2023 году полигонные захоронения в регионе можно будет сократить с нынешних 95–97% до 25–30%. В Республике Татарстан заводы также станут финальным звеном создаваемой комплексной системы обращения с отходами.

28.jpg

Лауреат премии «Глобальная энергия», академик РАН Сергей Алексеенко отмечает, что доля термической переработки в Дании достигает 55%, в Норвегии — 54%, Швеции — 50%, Германии — 35%. При этом в Дании за счет отходов генерируется почти 6% электроэнергии. В других странах имеет место очень высокая доля отходов в теплоснабжении — 60% в Швейцарии, 50% в Норвегии. В Японии, одной из лидирующих стран, 69% ТКО сжигается с получением энергии в количестве 6,6 тераватта в час при установленной мощности 1,5 гигаватта.

По его словам, в России доля полигонов составляет 95%, лишь 5% ТКО идет на переработку с небольшой долей сжигания. При этом энергетическая утилизация отходов с контролируемым высокотемпературным сжиганием и технологией контроля за загрязнением окружающей среды является лучшей альтернативой полигонам ТКО.

29.jpg

В свою очередь, президент общественной организации «Мусора.Больше.Нет» Карина Ивченко уточняет, что по факту в Европе построили МСЗ и обеспечили бизнес дотациями, в части стран подключили отопление к этой энергии, подписали контракты по обеспечению этих заводов неким объемом отходов. Однако потом пересмотрели свои взгляды, осознав вред этих предприятий, но избавиться от них уже сложно, поскольку заключены соглашения и при отказе будут огромные штрафы.

— Вот и приходится той же Швеции свои отходы перерабатывать цивилизованно, но закупать мусор из соседних стран, чтобы обеспечивать печки нужным объемом, — говорит эксперт.

Почему же экологи выступают против сжигания отходов? Карина Ивченко объясняет это тем, что МСЗ ​загрязняют воздух, почву и воду, то есть фильтры не решают проблему на 100% (согласно данным мониторинга территорий Европы возле МСЗ).

— Многие ошибочно думают, что МСЗ будут решать проблему существующих полигонов, но об этом нет информации в планах, а значит, планируется жечь именно «свежий» мусор, — отмечает эксперт.

Наталья Беляева дополняет, что на сегодня в России система по обращению с ТКО при всей высокотехнологичности сортировочных линий не позволяет вовлекать более 1–1,5% от общего объема ТКО в переработку, оставшиеся отходы размещаются на полигонах.

Учитывая разработанные Минприродой общие требования к объектам обработки, утилизации, обезвреживания и размещения отходов, в случае если их материальный потенциал исчерпан (вовлечение отходов в переработку с получением новой продукции невозможно), перед их обезвреживанием и захоронением следует использовать энергетический потенциал.

— Текущая ситуация управления ТКО отдает предпочтение именно такой форме утилизации, государство поощряет использование композитной и неперерабатываемой упаковки — основного источника «питания» МСЗ, — говорит Наталья Беляева.

По ее мнению, такая модель не способствует развитию иных объектов утилизации. Если не будет введен раздельный сбор отходов на контейнерных площадках многоквартирных домов, то качество вторичного сырья, которое образуется у населения, будет загублено только из-за способа сбора отходов — «в смеси», а значит, он будет сырьем для получения энергии.

«Зеленое» законодательство

Все представленные «Эковестником» мнения экспертов вполне объективны, однако напрашивается вывод, что экологи и оператор проекта «Энергия из отходов» говорят на «разных языках» или друг друга «не слышат»: экологи считают проект вредным, не веря в раздельный сбор и сортировку мусора или не учитывая этот факт. В свою очередь, «РТ-Инвест» декларирует, что сжиганию на заводах после сортировки отходов будут подлежать именно «хвосты», непригодные к вторичной переработке.

Тем временем законодательство в России в сфере разделения мусора еще совсем «зеленое». Так, лишь 31 декабря 2017 года Президент РФ подписал закон о вводе раздельного сбора мусора и обеспечении стимулирующих мер. Статья закона с поправками в федеральное законодательство в сфере отходов производства и потребления вступила в силу с 1 января 2019 года. При этом неразберихи в законодательстве раздельного сбора мусора много.

Организации, управляющие жилфондом, никто не обязывает брать на себя эту миссию. Что касается регионального оператора, в соглашении между ним и областной администрацией указывается, что он должен содействовать раздельному сбору ТКО. Инициировать эту работу, видимо, должны власти. Правда, пока нет понимания, как это должно выглядеть.

30.jpg

Впрочем, возможно, в скором времени появятся ответы на все вопросы. Так, 29 мая 2020 года на совещании у вице-премьера Виктории Абрамченко рассматривался план мероприятий по раздельному сбору ТКО. Документ, подготовленный Минприроды, содержит три блока: устранение правовых препон для построения системы раздельного сбора, экономическое стимулирование граждан и компаний, занятых раздельным сбором и переработкой ТКО (производство энергии законодательно приравнено к переработке отходов), а также популяризация раздельного сбора.

Римма РЕМИЗОВА

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №1 • 2021

Читать

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.