Журнал «Эковестник», №2 • 2020 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Нулевой вариант

Министерство экономического развития РФ подготовило Стратегию долгосрочного развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года.

Минус 33%

Документ включает два сценария: базовый и интенсивный. Первый предусматривает масштабное повышение энергоэффективности и обеспечение баланса воспроизводства лесных ресурсов. Второй предлагает набор мер и мероприятий для увеличения в России доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Кроме того, авторы документа предлагают развивать технологии сбора, хранения и переработки СО2, отказавшись от вырубки лесов.

— Данный сценарий может позволить России достичь углеродной нейтральности к 2050 году или его завершению, — говорит генеральный директор Центра по эффективному использованию энергии — XXI век (ЦЭНЭФ — XXI) Игорь Башмаков. — При этом в документе содержится новая цель снижения выбросов парниковых газов в РФ на 2030 год: они должны быть на 33 процента ниже относительно показателя 1990 года.

Равнение на Лондон

В сентябре 2019 года Россия подписала Парижское соглашение по климату, обязуясь уменьшить углеродную нагрузку на окружающую среду. Основная цель документа — не допустить превышения среднегодовой температуры к 2100 году более чем на два градуса по Цельсию.

Соглашение не обязывает правительства минимизировать объемы парниковых газов до нуля, но рекомендует достичь углеродного баланса: то есть промышленность должна будет поглотить столько же СО2, сколько и произвела. Это вполне реально. Например, в Великобритании, лидирующей среди стран G7 по объемам снижения выбросов, почти свернули угольную генерацию, а количество энергии, добываемой из альтернативных источников, наоборот, наращивают.

— Активное развитие ветряной и солнечной энергетики с 2008 года позволило нам снизить углеродные выбросы почти в половину. К 2050 году планируем выйти на 80 процентов, — говорит директор по политике и коммуникациям Исследовательского института по изменению климата и окружающей среде Лондонской школы экономики и политических наук Боб Вард. — Этому поможет закон об углеродной нейтральности, принятый год назад. Уже предложен комплекс мер по снижению антропогенного воздействия на климат.

В 2008 году в Великобритании вступил в силу закон Climate Change Act, регламентирующий долгосрочные обязательства по снижению выбросов на 45% к 2030 году и на 80% к 2050-му. Эта цель зафиксирована и в Стратегии низкоуглеродного развития Великобритании. Также в стране принят ряд отраслевых стратегий низкоуглеродного развития, в том числе восемь планов по декарбонизации промышленности к 2050 году, определены объемы сокращения выбросов СО2 для разных отраслей. Цементная промышленность должна снизить выбросы на 33–62%, химическая — на 79–88%, пищевая — на 66–75%, целлюлозно-бумажная — на 98%, черная металлургия и нефтепереработка — на 60%.

В рамках стратегии UK housing: Fit for the Future? может быть введен запрет на продажи автомобилей на бензине и дизельном топливе после 2040 года, а в 2050-м безуглеродным, то есть с выбросами менее 50 граммов СО2 на километр, должен стать весь парк легковых автомобилей.

В планах — повышение доли биотоплива в жидком топливе до 7% к 2032 году, предоставление компенсации в размере 3,5 тысячи евро за приобретение электромобиля (эту схему могут распространить на микроавтобусы), выделение грантов в размере 7,5 тысячи евро для приобретения электромобиля-такси. Почтовые службы уже переходят на электромобили. Правительство же готово инвестировать 246 миллионов фунтов в разработку следующего поколения зарядных батарей и 400 миллионов — на формирование фонда соответствующей инфраструктуры, в том числе беспроводной.

Промышленность готова

У России несколько другие обязательства по контролю за выбросами парниковых газов: наша страна планирует удерживать выбросы парниковых газов к 2030 году на уровне не выше 70–75% от базового значения 1990 года.

— Российская экономика может стать безуглеродной, поскольку потенциал снижения выбросов углерода во всех секторах экономики составляет 1220 миллионов тонн, — отмечает Игорь Башмаков. –— Для этого требуются решения, направленные на повышение энергоэффективности, развитие централизованной и децентрализованной низкоуглеродной генерации.

Отечественные компании готовы к такому развитию событий. К примеру, ПАО «РусГидро» начиная с 2012 года ввело в эксплуатацию в Дальневосточном федеральном округе 19 солнечных электростанций суммарной мощностью 1,6 мегаватта и четыре ветровые станции мощностью 3,6 мегаватта. В 2019-м компания продолжила строительство ветродизельного комплекса в поселке Тикси (Якутия), включающего электростанцию на три мегаватта.

— К 2025 году планируем увеличить установленную мощность низкоуглеродной генерации на 632,3 мегаватта и снизить выбросы парниковых газов более чем на шесть процентов по сравнению с 2015 годом, как и рекомендовало Минэкономразвития России, — уточнила директор департамента корпоративных коммуникаций ПАО «РусГидро» Маргарита Нагога. — При этом удельные выбросы СО2, связанные с выработкой электроэнергии, сократятся на 7,7 процента, а связанные с отпуском тепла — на 6,4 процента.

Поддерживает зеленый тренд и Архангельский ЦБК, утвердивший два года назад ключевые параметры своей стратегии низкоуглеродного развития до 2030 года.

— Цель поставлена серьезная: к 2050 году снизить прямые и косвенные энергетические выбросы на 55 процентов от уровня 1990 года и по возможности сократить выбросы парниковых газов по цепочке поставок на 20 процентов, — уточнила директор по корпоративным коммуникациям АО «Архангельский ЦБК» Милена Авада.

Эксперты полагают, что Стратегия низкоуглеродного развития России пойдет скорее по базовому сценарию — с учетом новых вводных он выглядит оптимистичным.

Анна ГЕРОЕВА

Понравился материал? Поделитесь с коллегами
Свежий номер «»

«Эковестник» №1 • 2021

Читать

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.